ШЕСТИЭТАЖНЫЙ ДОМ, ТБИЛИСИ, ДЖОРДЖИЯ… ЧАСТЬ 1

1
207

Мне всегда нравились целеустремленные люди, даже если я не во всем с ними соглашался, но их предсказуемость обнадеживает, тем более когда они молодые. Нике Вахтанговичу Мишину, по моим соображениям, было лет двадцать пять. Он работал под моим началом и, что особенно мне импонировало, хотел поглубже узнать строительное дело.

Как – то, в начале июля, он меня спрашивает: «Игорь Евгеньевич, я еду в Грузию, что Вам привезти?» «Зачем мне что-то привозить из Грузии, привези лучше меня в Грузию» — сострил я. Мне давно хотелось побывать в этой стране. Такая оказия представлялась мне очень удачным вариантом. «Хорошо!» — сразу согласился Ника. «Только если у Вас есть загранпаспорт?»  «Да, есть» — я довольно улыбался. «Точно?» — допытывался Ника. «Да точно, точно или ты уже не хочешь брать меня с собой?» — чувствую как хитроватая улыбка поползла по моему лицу. «А за рулем машину до Владикавказа догоните?» — торговался Ника. «А дальше ты мне уже не доверишь?» — я уже знал ответ, но хотелось его подзадорить. «Не – е, дальше я сам».

Рано утром приехал Ника Вахтангович со своими двумя бабулями, это их он вез в гости к своим соседям, с которыми они дружили еще до отъезда из Грузии. Сел за руль, немного освоившись в агрегате, помчались в Осетию… Дорога во Владикавказ мне хорошо знакома, а дальше я ни разу не ездил. Нам нужна была Военно-Грузинская дорога. «Это случайно не та дорога, по которой Киса Воробьянинов с Остапом Бендером шли в Сухуми» — я шутил, чувствуя себя первооткрывателем. По объездной мы отправились в Верхний Ларс. Ника уже сидел за рулем, этот участок дороги был ему знаком. Поднялись повыше к хмурому небу, встали на последнюю Российскую заправку. Низкая облачность и прохладный ветер были приятны после жары… По ущелью подъехали к таможне, машин перед нами насчитали около ста пятидесяти. Таможня на ночь закрывалась из-за плохих сейсмических условий на дороге, все заметно нервничали и беспокоились по этому поводу. Конечно, приятного мало: люди в очереди устали от ожидания, особенно, когда одни известные ловкачи, не взирая ни на детей, ни на элементарное приличие лезли без очереди, а другие, воспользовавшись ситуацией, предлагали услуги внеочередного проезда за тысячу рублей. Выглядело это так – перед таможней стоял наряд полиции, который формировал партию машин и пропускал их дальше на таможенный пост. Рядом находилась парковка. Собравшиеся на парковке «внеочередники» должны были быстро вклиниваться между трогающимися машинами. Расчет был на то, что нормальный человек не ожидает такого хамства, и не сразу догадается о наглости ее изобретателей.

Вся эта суета была для меня гнусной и омерзительной как по отношению, затеявших это мероприятие прохвостов, так и сотрудников полиции, на глазах у которых все это происходило. Я подошел к полицейскому и попросил навести порядок, так как дальнейшее потворствование этому безобразию неминуемо приведет к заварухе. «На, сам попробуй» — сказал один из офицеров и протянул мне жезл. «Тогда и погоны давай» — отпарировал я. «Идите к своей машине, мы тут сами разберемся» — вступился за первого другой офицер. Я продолжал возмущаться: «Я-то отойду, а порядок тебе наводить». Подошли женщины с детьми и устроили нерадивым полицейским головомойку. Очередь начала потихоньку продвигаться, показали паспорта, ответили на вопросы и, слава богу, пересекли границу…

На грузинской таможне нас встретил средних лет, невысокий, невидной наружности офицер. Он окинул всех присутствующих любопытным взглядом. «Та-а-к, женщины с детьми, пожалуйста, вне очереди» — дружелюбно произнес он. «Проходите, проходите» — чуть ли не под ручку сопровождая детей с родителями вне очереди, убедительно, но вежливо говорил офицер. «А беременным можно?» — спросил кто-то из очереди. «Можно» — улыбнулся таможенник, высматривая собравшихся. Возникла молчаливая пауза. «А бабушку беременную можно?» — вырвалось у меня. Я указал на полную бабушку Ника. «Пожалуйста, пожалуйста, бабушке можно, если она еще в таком интересном положении» — шутил офицер, светясь довольной улыбкой. Взял под локоток женщину в возрасте и провел к турникету. «Давайте поаплодируем» — опять вырвалось у меня. В очереди засмеялись, послышались хлопки. Пройдя через паспортный контроль, бабушка Ники повернулась к присутствующим, поклонилась в пояс со словами:  «Большое всем спасибо, дай Бог вам здоровья». После этих слов у присутствующих поднялось  настроение:  шутили, уступали очередь, никто не суетился…

Дорога вилась высоко над ущельем. После туманного перевала открылось голубое небо, ультрамариновые тучи, подгоняемые легким ветерком, вальяжно и неторопливо прогуливались по нему, по зеленым лугам, будто подчиняясь  невидимым глазу поводкам, тащили за собой темные, густые тени. На скучноватых без деревьев, покатых, зеленых буграх обрывистых гор, как пригоршня светло-коричневых бус на груди великана, повисли медленно двигающиеся овцы. Умопомрачительно! Как они не скатятся?.. Глубоко внизу, катая разноцветные камешки, шумела подкрашенная голубым небом горная речка. На ее перекатах, в просветах между тенями от облаков, звонкими зайчиками сверкали лучи уходящего, но еще яркого солнца. Поворот, один, второй — сменяли друг друга картинки далеких, заманчивых перспектив, но и они понемногу становились привычными…

Ближе к ночи  въехали в Тбилиси. Город встретил нас иллюминацией, по широким улицам сновали старенькие иномарки. Российский автопром был редким исключением. Ника с бабушкой искали знакомый дом в районе со странным для меня названием  «Тэмка»: «Вот наша больница, мы по этой улице ходили, или по этой? Сразу не узнаю, днем бы точно сказала. Ника помнишь? Вот здесь мы жили…» В воспоминаниях и спорах мы накручивали круги. Телефоны сели, а адрес дома никто не записал, это уже чисто по-русски, надеясь на авось и память друг друга. В конце концов, Ника угадал въезд во двор и дом грузинских знакомых:  «Вот он, в шесть этажей, в этом подъезде». Он искренне радовался толи встрече с домом, толи своей памяти, что не забыл. Вышли из машины, распрямили спины… «Све-та-а!» — неожиданно на весь двор закричала бабушка. «Вы что с ума сошли? Уже поздно» — возмутился я, оторопев от такой бесцеремонности. «Игорь Евгеньевич, не беспокойтесь, здесь так принято» — успокаивал меня Ника. На балконе шестого этажа появилась женщина. «Ри-та, Рита, приве-е-т, сейчас Темо спус -ти –тся!» — прокричала женщина сверху. «Дур-дом» — подумалось мне. Успокаивало лишь то, что сами жильцы считают это нормой. Через неостекленные проемы в наружной стене был виден торопливо спускавшийся по лестнице, высокий, сухощавый мужчина. В его движениях чувствовалось неподдельное желание быстрей увидеть прибывших гостей. «Какие радушные и искренние люди, — теплом по сердцу пробежала мысль; — время уже позднее, а они ждут, как родных». Скромный, улыбчивый, уже в возрасте, небритый Темо принялся обнимать прибывших. «Рита! Вы подымайтесь, а мы с ребятами возьмем вещи» — он хлопотал, позвал соседа, передвинули его  авто и поудобней припарковали нашу машину. Оставшиеся неторопливо поднимались с поклажей на шестой этаж.

Лестничная клетка, а, когда мы зашли, и квартира, мягко сказать, нуждались в капитальном ремонте. В квартире находился еще один высокий, седой мужчина, худощавый,  по всему было видно – плохого здоровья. Я поздоровался за руку,  мужчина улыбнулся и закивал. «Это Михо, брат Светы», – сообщил потихоньку Ника. «Он все понимает, но с детства отстает в умственном развитии, а сейчас еще, после онкологии, терапию долечивают», с сожалением участливо продолжал Ника, тем самым знакомя меня с еще незнакомой семьей. Михо, как мне показалось, намеренно уставился в телевизор, чтоб не докучать присутствующим и не мешать домашним общаться с гостями. «Садитесь, покушайте, это национальное, грузинское – сациви» — радушно приглашала к столу хозяйка. Мне было неудобно, тем более что я старался не есть на ночь, по причине повышения сахара в крови. «Попробуйте, попробуйте, Игорь Евгеньевич, – это очень вкусно» — поддерживая хозяйку, уговаривал Ника. Испытывая чувство неловкости, я не хотел оставлять о себе дурное впечатление. Сел за стол, «хлопнул» за компанию рюмку осетинской водки и закусил кусочком белого сыра. Бабушки, не отрывая глаз от стола, уже перемещали вилки от тарелок ко рту с навыком игры опытного барабанщика. «Наверное,  действительно вкусно» — подумалось мне, я старался незаметно сглотнуть слюну. «Попробуйте» — еще раз со слабой надеждой произнес Ника. Глядя на бабушек, попробовать было небезопасным для меня мероприятием. «Вы извините, на ночь не ем» — сдерживая свои желания, я оправдывался, тем более что это так и было… Кое-как объяснившись перед хозяевами, в сопровождении их сына – Георгия, мы втроем отправились к гостинице. С Георгием мы договорились о завтрашнем, совместном времяпрепровождении…

Продолжение следует…

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Игорь я тебя поздравляю . У тебя просто великолепный стиль письма . Читал захлебываясь и с удовольствием . Тебе надо писать !!!!!!!!!! Леонид

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Пожалуйста, добавьте комментарий!
Пожалуйста, введите здесь Ваше имя