ВКЛАД ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА В ИДЕЙНО- ПОЛИТИЧЕСКУЮ РАБОТУ В НАЧАЛЬНЫЙ ПЕРИОД ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

0
251

Баучиев Харуз Борисович

Великая Отечественная война явилась не только противостоянием многомиллионных ар­мий с огромным количеством техники и вооружения, но прежде всего идеологической битвой двух тоталитарных систем. Интеллигенция СССР как носитель идеологии Советского государства сразу включилась в идейно-политическую работу, которая была перестроена в соответствии с условиями военного времени. Война вызвала необходимость создания новых органов, занимав­шихся идейно-политической работой. Постановлением ЦК ВКП(б) 24 июня 1941 г. было образо­вано Советское информационное бюро (Совинформбюро), которое регулярно информировало граждан о важнейших событиях на фронте и в тылу. В Управлении пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) были образованы новые отделы: пропагандистских групп, художественной литературы, кинематографии, радиовещания и радиофикации, искусства. Были организованы ряд антифа­шистских комитетов — всеславянский, еврейский, советской молодежи, советских женщин, кото­рые проводили большую политико-массовую работу [1, с. 14]. В первую очередь агитационно­массовая работа была нацелена на раскрытие справедливого характера Великой Отечественной войны, которая велась в защиту государственной независимости СССР, освещение хода боевых действий на фронте.

Государственные органы привлекали к агитационно-пропагандистской работе все отряды интеллигенции. Их выступления можно было услышать на предприятиях, в колхозах и совхозах, воинских частях, госпиталях. Местные партийные организации приняли меры по перестройке аги­тационно-пропагандистской работы. 25 июня 1941 г. в Чечено-Ингушетии был пересмотрен со­став агитаторов на предприятиях и в учреждениях, заменены выбывшие по мобилизации. Меры по перестройке агитационно-массовой работы среди населения были приняты в Дагестанской АССР. 27 июня 1941 г. в Краснодарском крае был установлен контроль «за качеством содержа­ния пропаганды и агитации». Обсудив 17 июля 1941 г. вопрос «О политической агитации в усло­виях войны», бюро Ставропольского краевого комитета ВКП(б) предложило усилить устную и пе­чатную агитацию, создать агитколлективы докладчиков и бригады для оперативного обслужива­ния предприятий, колхозов, машинно-тракторных станций (МТС), провести городские и районные собрания агитаторов с докладами о задачах политической агитации в условиях военного времени. В июне 1941 г. в Ставропольском крае насчитывалось 20 тыс., в Чечено-Ингушетии — 5 тыс. агита­торов, объединенных в 359 агитколлективов [2, с. 42].

К началу войны в Дагестанской АССР имелись 249 агитколлективов, в которых было 757 докладчиков и 8 212 агитаторов, а к декабрю 1941 г. в республике уже имелось 1 156 агит­коллективов и 11 295 агитаторов. В Адыгейской области число агитаторов и лекторов составляло 3 тыс. человек. Более 3 тыс. агитаторов было в Северной Осетии. Всего в стране в 1942 г. насчи­тывалось почти 3 млн агитаторов и пропагандистов [3, с. 30].

Комплектование агитколлективов осложнялось тем, что тысячи агитаторов ушли на фронт защищать те коммунистические идеалы, за которые агитировали в довоенное время. Несмотря на это, государственные органы привлекли к проведению идейно-политической работы новые силы преимущественно из представителей интеллигенции хозяйственного коллектива. Активно подключились учителя.

Положительный опыт политмассовой работы накопил Пятигорский агитпункт, где система­тически проводились собрания трудящихся, читали лекции и доклады. К услугам посетителей были комплекты свежих газет и журналов, справочная литература, географические карты, тема­тические папки газетных вырезок. Однако новые задачи, вставшие перед государственными ор­ганами, не могли быть решены только путем увеличения числа агитаторов. Состав агитаторов в связи с мобилизацией обновился, а возможности повышения их квалификации сократились. Мно­гие агитаторы не имели достаточного опыта политической работы в массах, уровень их общеоб­разовательной подготовки был довольно низким. Учитывая прошедшие изменения в составе аги­таторов и недостаточную подготовку многих из них, государственные органы заботились о их обучении, оказывали им повседневную теоретическую и практическую помощь.

Большой опыт работы в этом деле накоплен в Краснодарском крае. Местные парторгани­зации уделяли много внимания вопросам политической агитации. На заседаниях периодически заслушивались отчеты о перестройке политико-массовой работы, деятельности агитколлекти­вов, учебе агитаторов. Только в июне — августе на различных заседаниях детально были обсуж­дены деятельность агитколлективов заводов «Красный двигатель» Адлерского района и МТС Штейнгардского района, тематика бесед и докладов, перестройка агитационно-массовой работы сельских изб-читален, деятельность агитаторов в ночных сменах и т. д.

Особое внимание обращалось на необходимость инструктирования агитаторов, организа­ции политической и методической учебы. Для методической помощи агитаторам, особенно в сельских районах, при библиотеках было создано несколько агитгрупп. Они выезжали в районы и на местах учили агитаторов практике политико-массовой работы.

Идейный уровень пропаганды во многом зависел от кадров. Для подготовки и переподго­товки пропагандистских кадров во всех республиках и краях Северного Кавказа с 1942 г. начали работать областные и краевые курсы агитаторов в городах Ставрополе, Краснодаре, Махачкале, Орджоникидзе, Нальчике. В начале 1942 г. прошли недельные семинары в городе Грозном, в Карачае, Черкесии. Они значительно расширили масштабы идеологической работы. Только за первые полгода работы пропагандистами было прочитано более 1 900 лекций и докладов, на ко­торых присутствовало более 550 тыс. пропагандистов и агитаторов [4, с. 46].

Сотни лекций были прочитаны в Ставропольском крае, Северной Осетии, Кабардино-Бал­карии. В первые же дни войны значительно был расширен состав лекторских групп. Так, в Че­чено-Ингушетии она состояла из 70 человек, в Северной Осетии — из 20 человек. В каждом го­роде и районе Дагестана были созданы коллективы докладчиков численностью от 20 до 70 че­ловек. В 1,5-2 раза возросло число лекторов в Ставропольском и Краснодарском краях. В ре­зультате проведенных мер в Северной Осетии за второе полугодие 1941 г. было прочитано 5 407 лекций с охватом 620 тыс. человек, что было в два раза больше по сравнению с первым полугодием. За это же время в Дагестанской АССР было прочитано 3 605 лекций и докладов, проведено 9 305 бесед. Значительно увеличилось количество прочитанных лекций в период с октября 1941 г. по февраль 1942 г. в Адыгее, где 50 агитаторов прочитали 346 лекций, на которых присутствовало 21 107 человек [5, с. 47].

В идейно-воспитательной работе широко использовалась и такая форма, как наглядная си­туация, ставшая одним из важнейших средств политической агитации. Лозунги, плакаты, доски по­казателей, боевые листки, сатирические и световые газеты, фотовитрины о зверствах и насилии оккупантов влияли на все слои населения. Они производили политическое воздействие на массы в неменьшей степени, чем живое слово агитатора. За время войны было выпущено около 800 пла­катов общим тиражом 34 млн экземпляров, в том числе широко известные плакаты Д.С. Моора «Ты чем помог фронту?», Кукрыниксов «Беспощадно разгромим и уничтожим врага!», И.М. Тоидзе «Родина-мать зовет!», В. Кореценко «Воин Красной армии, спаси!» и др. Только за первые годы войны тысячи агитплакатов были выпущены в Ставропольском крае, 500 тыс. экземпляров ло­зунгов и плакатов в Чечено-Ингушетии, свыше 2 тыс. экземпляров в Северной Осетии [6, с. 49]. Антифашистские митинги и наглядная агитация являлись мощными средствами воспитания масс в духе патриотизма и ненависти к врагу, способствовали тому, чтобы не допустить влияния нацистской пропаганды на общественную жизнь страны, направить усилия всех советских людей на борьбу с захватчиками.

Важное место в перестройке идеологической работы правительство отводило печати. Во главе периодической печати стояла газета «Правда». Для 39 центральных газет были установ­лены четкие периодичность — три раза в неделю и объем выпуска — четыре полосы. Резко были сокращены количество, объем и периодичность изданий районной печати и фабрично-заводских многотиражных газет.

Все это потребовало, чтобы работники печати постоянно заботились об идейном уровне, содержании и направленности газет. Местные органы власти ежемесячно рассматривали и утверждали планы работы своих печатных органов, обсуждали на заседаниях деятельность ре­дакционных коллегий, заслушивали отчеты редакторов. Так, в июле 1941 г. в Северной Осетии детально была обсуждена перестройка работы местной печати и утверждены планы работы рес­публиканских газет «Социалистическая Осетия», «Растдзинад». Вопросы о работе редакции об­ластных газет «Красный Карачай» и «Красная Черкесия» были специально рассмотрены на за­седаниях Карачаевского и Черкесского облисполкомов, которые вскрыли серьезные недостатки в агитационно-пропагандистской работе.

Серьезные изменения произошли в книгоиздательском деле. Многие предприятия поли­графической промышленности оказались на территории, временно оккупированной фашист­скими захватчиками. Часть издательств, типографий и бумажных фабрик была эвакуирована в глубокий тыл и вынуждена начинать свою деятельность на новом месте. Не хватало издателей. Все это привело к резкому сокращению книжной продукции. Если за три предвоенных года в стране было издано 130,6 тыс. наименований изданий, то за 1941-1945 гг. — 109,1. Среднегодо­вой тираж упал с 43,5 до 21,8 тыс. экземпляров. Поэтому издания, содержание которых не отве­чало задачам дня, были отставлены на второй план.

Главное внимание уделялось выпуску оборонной литературы. Военной тематике посвя­щали значительную часть своих изданий все центральные и местные издательства. Так, Северо-­Осетинское книжное издательство за первый год войны выпустило 200 названий книг общим ти­ражом 855 400 экземпляров. Дагестанское книжное издательство за первые полтора года войны выпустило 2 320 840 экземпляров книг, из которых 2 010 830 экземпляров составила военно-обо­ронная литература. За это же время Чечено-Ингушским издательством было издано более 100 тыс. экземпляров книг. Помощь местных органов власти позволила перестроить работу из­дательств, увеличить выпуск политической и патриотической литературы [7, с. 102].

Советское радио активно вело агитацию и пропаганду в годы войны. Основными формами распространения политической информации среди населения являлись ежедневные выписки «Последних известий», передач «От Советского информбюро», «Вести с фронта», «Тыл кует по­беду» и др. Вещание происходило более чем на 70 языках народов СССР и 20 иностранных язы­ках. Придавая огромное значение радиовещанию, руководство областей, краев и республик Се­верного Кавказа приложило огромные усилия, чтобы в трудных условиях военного времени, ко­гда не хватало квалифицированных кадров, запасных частей для радиоузлов, обеспечить беспе­ребойную работу местного радиовещания. В июле — августе 1941 г. вопросы перестройки работы радиовещания, повышения идейно-теоретического уровня передач, организации выпуска по­следних районных известий обсуждались на заседаниях исполкомов. Это позволяло повысить агитационно-пропагандистскую и организаторскую роль радио как важнейшего средства идейно-­политической работы в массах, активно помогало в борьбе советского народа против немецко- фашистских захватчиков.

В системе идеологической работы советского правительства в годы войны большое значе­ние имели культурно-просветительные учреждения. В 1940 г. в стране имелось 118 тыс. клубных учреждений и 95 тыс. массовых библиотек, а к концу 1941 г. — 58 и 48 тыс. соответственно. Несмотря на значительное сокращение сети, культурно-просветительные учреждения, исполь­зуя определенные формы и методы идейно-политического воздействия на трудящихся, содей­ствовали решению основной задачи по мобилизации масс на отпор врагу, поставленной перед ними государственными органами [8, с. 413].

Работники изб-читален, клубов, красных уголков разъясняли сводки Совинформбюро, ор­ганизовывали коллективное слушание передач по радио, проводили беседы и доклады о теку­щем моменте, широко использовали наглядную агитацию: плакаты, лозунги, «Окна ТАСС», фо­товитрины, географические карты с обозначением линии фронта, журналы кинохроники. Этим же целям служила и большая справочная работа.

О творческих поисках новых форм политического влияния на массы, специфических осо­бенностях культурно-просветительской деятельности в условиях военного времени свидетель­ствует, например, опыт работы Буденовского дома культуры Ставропольского края. Буденовский район был обычным сельскохозяйственным районом, расположенным далеко от краевого цен­тра. С помощью местных органов работники Дома культуры сумели привлечь к работе широкий актив местной интеллигенции. Агитаторы и пропагандисты района выступали с лекциями и до­кладами, беседами, преподаватели школ распространяли естественно-научные знания. В Доме культуры осуществлялась художественная самодеятельность, работали технические и сельско­хозяйственные кружки. Здесь периодически собирались избачи, сельские библиотекари. Ежеме­сячно райком ВКП(б) совместно с районным отделом народного образования проводил с ними ин­структивные семинары, организовывал обмен опытом. В Апанасенковском районе массово-поли­тической деятельностью были заняты 160 учителей, Зеленчукском — 115, Горячеводском — 65. Сотни педагогов выступали с лекциями и докладами в культурно-просветительных учреждениях Северного Кавказа [9, с. 304].

В годы Великой Отечественной войны наметилось сближение церкви и Советского госу­дарства. Русская православная церковь в это тяжелое для советского народа время решительно заняла патриотические позиции. Такая патриотическая деятельность религиозных организаций выражалась не только в обращениях и посланиях. Сохранившиеся в душах людей чувства со­страдания и милосердия, любви и братства нашли свое предметное воплощение в массовых пожертвованиях средств на нужды обороны страны. В первые месяцы войны в Ставропольском крае сбор верующими средств в Фонд обороны не мог быть значительным, поскольку к 1942 г. здесь действовало лишь 14 храмов. После освобождения Ставрополя от оккупантов в январе 1943 г. местные церковные общины возобновили сбор пожертвований. В целом же за годы Ве­ликой Отечественной войны сумма взносов всех ставропольских церквей в Фонд обороны соста­вила 6,13 млн р. [10]. В период Великой Отечественной войны влияние религии на людей много­кратно возросло. В ней находили утешение и черпали силы для труда и жизни многие верующие жители Северного Кавказа. Сострадание, бескорыстие и многие другие качества, отличающие верующих людей, помогали выжить тем, кого война лишила всего.

Анализ источников показывает, что на второй день войны государственные и политические организации Северного Кавказа приняли решение о перестройке идейно-политической работы в мас­сах, обратив внимание на пропаганду военных знаний. Одной из массовых форм этой работы стали митинги. В Ставрополе, Краснодаре в связи с началом войны в них участвовали 180-200 тыс. чело­век. Столь же массовыми были митинги во всех краях и республиках региона.

Массовые митинги и собрания интеллигенции прошли в вузах и научных учреждениях. Вы­ступая на них, ученые единодушно выражали любовь к Отечеству, твердую решимость напра­вить все силы на защиту родины. От имени людей науки ученые заявили, что отдадут все силы и знания на практические нужды действующей армии, требовали предоставления возможности использовать их труд для выполнения оборонных заданий. Советские ученые рассматривали свою научно-исследовательскую работу как боевое задание фронта. Никогда не было такого еди­нения науки и труда, творческого прорыва и энтузиазма, как в годы войны против немецко-фа­шистских захватчиков.

Вся идеологическая работа интеллигенции была подчинена пропаганде освободительных целей Великой Отечественной войны. Она приобрела исключительное значение и стала основ­ным направлением, главным содержанием идеологической работы, важнейшей задачей прессы, литературы и искусства. Вместе с тем работа идеологических учреждений была направлена на разъяснение преступных планов фашистских захватчиков, воспитание у народов чувства нена­висти к фашистам, военно-физическую подготовку учащихся [11; 12].

На Северном Кавказе повсеместно широкое распространение получили наглядная агитация и пропаганда. На фабриках и заводах, в учреждениях и учебных заведениях, колхозах и совхозах, на машинно-тракторных станциях и в ремонтных мастерских, на железнодорожных станциях и вок­залах, в морских портах и на речных пристанях стали популярны пропагандистско-агитационные витрины о борьбе советского народа против немецко-фашистских оккупантов. Во всех краях и рес­публиках организовались выставки «Окон ТАСС», вывешивались сводки Совинформбюро и пла­каты, повествующие о подвигах героев фронта и тыла. Благодаря этому во всех краях и республи­ках была создана такая система государственного и общественного управления, которая позво­ляла оперативно и конкретно руководить всеми социально-экономическими процессами, подчиняя их интересам фронта. Проводимая работа способствовала перестройке деятельности всех групп интеллигенции, воспитанию масс и укреплению единства между народами.

 

Литература

  1. История Коммунистической партии Советского Союза. Т. 5, кн. 1. М., 1970. 390 с.
  2. Кулаев Ч.С. Военно-организаторская и политическая работа местных партийных организаций в годы Великой Оте­чественной войны. На материалах Северного Кавказа. Черкесск, 1981. 280 с.
  3. Схакумидов А.С. Деятельность Адыгейской партийной организации по оказанию помощи фронту в годы Великой Отечественной войны. Майкоп, 1970. 284 с.
  4. Кулаев Ч.С. Указ. соч. С. 46.
  5. Там же. С. 47.
  6. Там же. С. 49.
  7. Абазатов М.А. Чечено-Ингушская АССР в Великой Отечественной войне Советского Союза. Грозный, 1973. 242 с.
  8. История Коммунистической партии … С. 413.
  9. В суровые годы войны / отв. ред. Д.В. Кочура. Ставрополь, 1978. 352 с.
  10. Трегубенко В.В., Линец С.И. Немецкая оккупационная политика в области религии на Северном Кавказе 1942-1943 гг. [Электронный ресурс]. и^: 1пйр://рд1и.ш/ир1оа<МЫоск/413/ис1’1_2009_хи_00046.р< (дата обращения: 07.07.2017).
  11. Петьков В.А. Военно-физическая подготовка учащихся в школах Ставрополья в годы Великой Отечественной войны // Общество: социология, психология, педагогика. 2016. № 10. С. 66-68.
  12. 8(ерИап ^.^. ТИе К^^^^ап Еаг Еаз(. А Ыз(огу. 8(апГог<, 1996. 482 р.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Пожалуйста, добавьте комментарий!
Пожалуйста, введите здесь Ваше имя