О НЕКОТОРЫХ ПРОБЛЕМАХ И ОСОБЕННОСТЯХ ПАРТИЗАНСКОГО ДВИЖЕНИЯ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ (1941-1943)

0
228

Е. И. ЖУРАВЛЕВ

По истории Великой Отечественной войны написаны сотни книг и статей, в которых раскрыты героизм и мужество советских солдат. В то же время историческая правда во всей полноте пока не восстановлена. Дать объективную картину партизанского движения на Северном Кавказе в годы Великой Отечественной войны является одной из актуальных исследовательских задач.

Партизанское движение, которое развернулось на временно оккупированной территории СССР, стало составной частью сопротивления агрессору. Как показала история Великой Отечественной войны, создание партизанских отрядов проходило различными путями: а) по решению республиканских, краевых, областных, городских и районных партийных комитетов; б) стихийно, в основном командирами и бойцами Красной Армии, оказывающимися в окружении, в тылу врага; в) по линии органов НКВД для осуществления диверсионно-разведывательной и боевой партизанской деятельности. Всего за годы войны было организовано свыше 6200 партизанских формирований и подпольных групп, в составе которых, по советским источникам, с врагом сражались более одного миллиона человек (1).

С первых же дней войны советское руководство придало борьбе масс целенаправленный характер. Директива ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 29 июня 1941 г. (2), постановление ЦК партии от 18 июля 1941 г. «Об организации борьбы в тылу германских войск» (3) являлись основополагающими документами, определившими широкий круг задач по развертыванию всенародной борьбы в тылу захватчиков. В этих документах партия и правительство указывали на огромное политическое и военное значение борьбы с оккупантами, конкретизировали задачи, стоявшие перед партийными и советскими органами республик, краев, областей и районов, территория которых была занята врагом или находилась под угрозой оккупации. В постановлении от 18 июля 1941 г. ЦК ВКП(б) указывал партийным органам, что задача теперь «заключается в том, чтобы создать невыносимые условия для германских интервентов, дезорганизовать их связь, транспорт и сами их воинские части… уничтожать захватчиков и их пособников» (4).

За первые шесть с половиной месяцев войны только партизаны Калининской, Смоленской, Московской, Тульской, Орловской и Калужской областей истребили более 30 тысяч гитлеровцев, уничтожили свыше 2000 автомашин с важными грузами, 200 танков и бронемашин, подорвали 170 складов с вооружением, пустили под откос 40 эшелонов с живой силой и техникой (5). В целях улучшения руководства всеми партизанскими силами, сражавшимися против гитлеровских оккупантов, решением ГКО СССР 30 мая 1942 г. при Ставке Верховного Главнокомандования был создан центральный штаб партизанского движения (ЦШПД). Его возглавил первый секретарь ЦК КП Белоруссии П.К. Пономаренко (6).

Выполняя указания ЦК ВКП(б) краевые, городские, областные и районные партийные организации Северного Кавказа провели большую работу по формированию партизанских отрядов, подбору и расстановке командно-политических кадров и материально-техническому обеспечению партизанских сил. Первые мероприятия по созданию партизанских отрядов партийные организации провели в конце октября 1941 г., когда фашистские войска прорвались на Дон и появилась угроза их вторжения на Северный Кавказ. Летом 1942 г., когда фашистские войска стали быстро продвигаться к берегам Дона и Волги, партийные организации вернулись к вопросу организации партизанского движения, рассмотрев его на бюро крайкомов и обкомов ВКП(б). 18 июля 1942 г. бюро Краснодарского крайкома ВКП(б) своим решением утвердило 86 партизанских отрядов, а 27 июля 1942 г. образовало 8 партизанских соединений (7).

22 июля 1942 г. бюро Ставропольского краевого комитета партии утвердило план по организации партизанского движения на территории края. К моменту вторжения фашистских войск в пределах края в 45 районах из 59 формирование отрядов в основном было законченно. Постановлением бюро Северо-Осетинского обкома ВКП(б) от 6 августа 1942 г. определены мероприятия по развертыванию партизанского движения, обеспечению партизан вооружением, продовольствием, обмундированием. Были утверждены состав и дислокация партизанских отрядов, их командиры и комиссары (8).

Своевременно была проведена работа по организации партизанского движения в Кабардино-Балкарии. Областным комитетом партии в июле-августе 1942 г. было сформировано 8 партизанских отрядов. Нальчикский Комитет обороны утвердил командиров отрядов, и для координации их действий 17 октября 1942 г. был создан подпольный обком партии (9).

Высшим руководящим органом по управлению партизанскими формированиями, действовавшими на территории Северного Кавказа, являлся Южный штаб партизанского движения (ЮШПД). Он был образован в соответствии с постановлением Государственного Комитета обороны от 3 августа 1942 г. и состоял при Военном Совете Северо-Кавказского фронта (10). Процедура создания штаба растянулась вплоть до конца августа, так как согласно приказу командующего фронтом С. М. Буденого, ЮШПД предполагалось сформировать только к 30 августа 1942 года (11). В связи с этим, партизанские формирования начали борьбу с оккупантами, не имея централизованного руководства. В этом заключалась одна из проблем в деле становления партизанского движения на Северном Кавказе. Всего в дни битвы за Кавказ на территории региона, по данным советских источников, мужественную борьбу вели 179 партизанских отрядов общей численностью более 11 тыс. чел. В том числе на территории Краснодарского края (по данным на сентябрь 1942 г.) — 75 партизанских отрядов с численностью (5742 чел); в Чечено-Ингушетии — 28 партизанских отрядов (1087 чел.); в Северо-Осетинской АССР — 11 партизанских отрядов (750 чел.) (12). В Кабардино-Балкарии по данным авторов книги «Народный подвиг в битве за Кавказ» находилось 14 партизанских отрядов с численностью — 700 чел. В тоже время автор в процессе изучения архивов этой республики выяснил, что в начале было организованно 8 партизанских отрядов с численностью до 500 чел., а перед немецкой временной оккупацией фактически было создано в тылу врага 4 партизанских отряда с численностью до 200 чел. (13), то есть наблюдалось завышение численности партизан еще с советского периода истории.

Процесс формирования партизанского движения на Северном Кавказе имел свои особенности, которые были обусловлены рядом факторов.

Во-первых, своеобразной оккупационной политикой, проводимой нацистами в регионе. Здесь не было масштабных репрессий по отношению к местному населению, показательных казней и многого другого, присущего поведению фашистов в захваченных ими западных центральных регионах СССР.

Во-вторых, многонациональным и многоконфессиональным составом населения Северного Кавказа с особым менталитетом, используемым нацистами в решении своих оккупационных задач, в том числе борьбы с партизанами.

В-третьих, географическим положением региона, которое не позволило вести широкомасштабную партизанскую борьбу. При этом особенностью развертывания партизанских отрядов в регионе явились непродуманные первоначальные решения местных партийных органов по вопросу о выборе мест дислокации партизанских формирований. От ведения боевых действий в степных районах пришлось отказаться и перенести дислокацию партизанских формирований в горно-лесистую местность. Однако значительная часть партизанских отрядов из-за быстрого продвижения немецких войск так и не сумела выйти в намеченные районы и базировалась в советском тылу, эпизодически осуществляя операции против гитлеровцев.

В-четвертых, особенности формирования партизанского движения в регионе связаны с предвоенной политикой советского государства, характеризующейся процессами расказачивания, насильственной советизацией горских народов, неуважением их обычаев, традиций, борьбой с религией ислама. Таким образом, становление и развитие партизанского движения на Северном Кавказе было обусловлено целым рядом факторов, негативно влиявших на этот процесс. Что же касается форм и методов сопротивления немецкому «новому порядку», то в целом они не отличались от тех, которые имели место в других оккупированных врагом районах СССР. К декабрю 1942г. в регионе осталось 123 партизанских отряда с численностью около 7 тыс. чел., то есть потери составляли около 40 %. К этому времени часть партизан героически погибла, часть ушла к оккупантам, став предателями. Так на территории Карачая партизанское движение не получило своего развития, где против партизан выступили местные антипартизанские отряды «самообороны» (14).

В конце декабря 1942 года ЮШПД принял решение создать штабы опергруппы по руководству деятельностью партизанских отрядов во всем регионе. Ответственными руководителями этих штабов были утверждены: первый секретарь крайкома ВКП(б) М. Суслов с нахождением штаба в г. Кизляре (Ставропольский край); Иванов с нахождением штаба в г. Грозном (Чечено-Ингушетия); начальник управления НКГБ (НКВД) Краснодарского края К. Тимошенков с размещением штаба в г. Сочи (Краснодарский край) (15). Это позволило лучше координировать боевые операции партизанских отрядов в тылу врага. Однако эти организационные преобразования были проведены в ряде случаев с большим опозданием.

На протяжении всего хода борьбы партизан Северного Кавказа с оккупантами слабыми местами в их боевой деятельности были разведка и связь. При этом наличие раций исчислялось всего несколькими единицами на более чем 100 отрядов (16). Не менее острой проблемой была постоянная нехватка оружия и боеприпасов. Следствием этого эффективность партизанской борьбы значительно снижалась. Архивные документы свидетельствуют о широких масштабах такой негативной ситуации. К примеру, в документах ЮШПД о деятельности партизан Ставрополья указывалось, что партизанские отряды были плохо вооружены, некоторые отряды не имели полного комплекта винтовок и автоматов. Наличие автоматов в партизанских отрядах в тот период времени являлось редкостью (17). Эти проблемы серьезно осложняли проведение партизанскими формированиями операций в тылу немецко-фашистских войск, приводили к существенным потерям в личном составе. Со стороны ГКО и ЦШПД помощь партизанским отрядам в решении этих проблем была явно недостаточной. По мнению исследователей С.И. Линеца и С.В. Януша (18) причина такого положения заключалась в том, что советское руководство партизанское движение Северного Кавказа не включало в перечень главных партизанских сил, действовавших в тылу врага.

Одной из проблем для партизанского движения на Северном Кавказе был кадровый вопрос. В отрядах находилось крайне малое количество бывших военно­служащих. Поэтому и результаты партизанских отрядов региона в борьбе с оккупан­тами были более скромными, чем, к примеру, в партизанских формированиях Бело­руссии или Брянщины. В то же время в партизанских отрядах Кубани, Ставрополья и автономных республик был велик показатель наличия коммунистов среди личного состава. Однако высокая численность коммунистов не являлась сама по себе залогом успехов в действиях партизанских отрядов. Среди командиров Краснодарского края: 15 человек были работниками НКВД и милиции; 18 человек — партийные работники; 29 человек — советские работники; 14 человек руководители предприятий; 7 человек — директора и начальники политотделов МТС; 3 человека — председатели колхозов (19). Среди комиссаров партизанских отрядов преобладали партийные работники — секретари РК и ГК ВКП(б), зав. отделами райкомов и горкомов. В 86 отрядах Кубани таких было 55 человек (20). В 40 партизанских отрядах Ставрополя из 1961 человек 1248 явля­лись коммунистами, то есть партийная прослойка составила более 63% (21). В составе 75 партизанских отрядов Краснодарского края, действовавших против врага в октябре-ноябре 1942 года, из 5742 человек коммунистов было 3067 или около 54% от общего числа (22). В то же самое время высокая партийная прослойка не гарантировала эффек­тивных боевых действий со стороны партизанских отрядов Северного Кавказа. Так, меньше всего гитлеровцев за весь период своей деятельности уничтожили партизан­ские отряды Восточной (Северной) группы Ставрополья: «Петр» Ипатовского и «Се­мен» Благодарненского района. В то же время в партизанском отряде «Петр» из 60 партизан 44 были членами партии или 73% от общего числа партизан. В партизан­ском отряде «Семен» числилось 58 человек и коммунистов среди них было 44, что составило 75% от численности всех партизан (23). Кроме того, наблюдалось дезертирст­во из партизанских отрядов, в том числе коммунистов. Так, из протоколов заседаний партийных бюро Зольского, Урванского и Нагорного райкомов ВКП(б) (январь-октябрь 1943 г.) видно, что из партизанских отрядов этих районов Кабардино-Балкарии дезертировал 41 человек, в том числе 12 коммунистов (24). Все они перешли на сторону оккупантов. Начальник Западной группы партизанских отрядов Ставро­полья секретарь краевого комитета партии И.П. Храмков в объяснительной записке на имя первого секретаря крайкома М.А. Суслова от 12 апреля 1943 года писал: «Отряды необходимой поддержки населения, по существу, не имели, в особенности со стороны карачаевского населения… Заигрывание врага с казаками, особенно с карачаевцами, создание Карачаев­ского национального комитета, наличие нескольких сот дезертиров в горах, которые с момента оккупации пошли на службу к врагу и были использованы им в борьбе с партизанами. Помимо этого, враг сумел обманным путем заставить неустойчивые элементы работать на себя. Таким образом они сколотили в каждом населенном пункте несколько десятков вооруженных бандитов по борьбе с партизанами» (25). Со­гласно подписанного первым секретарям Ставропольского крайкома ВКП (б) М.А. Сусловым 28 декабря 1943 года итогового отчета о боевой деятельности парти­занских отрядов Ставрополья, партизанское движение было малоэффективным не только в Карачае, но и во всем Ставропольском крае. Такая же обстановка наблюда­лась в Кабардино-Балкарии, где еще 24.11.1941 г. Нальчикский комитет обороны принял специальное постановление об организации партизанских отрядов на терри­тории Кабардино-Балкарии. При этом был утвержден руководящий состав отря­дов. Было решено выделить для партизан республики: телогреек — 1043; шаровар — 1043; сапог — 1043; лошадей — 500. Через год (19.12.1942 г.) в справке первого секре­таря Кабардино-Балкарского обкома ВКП (б) Кумехова «О состоянии и боевой дея­тельности партизанских отрядов КБ АССР» отмечалось, что основная часть партизан была обеспечена всем необходимым за исключением теплой одежды, которую час­тично успели заготовить. При активном наступлении немцев на Нальчикском на­правлении запасы продовольствия и обмундирования полностью не были созданы ввиду их недополучения, а также разграбления бандитами. Поэтому партизанские отряды оказались в чрезвычайно тяжелом положении, главным образом из-за отсут­ствия теплой одежды. На 18.12.1942 г. на территории КБ АССР действовало 3 парти­занских отряда численностью 182 человека. В справке первого секретаря Кабардино-­Балкарского обкома ВКП (б) З.Д. Кумехова отмечались проблемы партизанского движения республики: слабая связь партизанских отрядов с населением, а отсюда и слабое пополнение пар­тизанских отрядов за счет местного населения; ограничение боевой деятельности партизан отдельными вылазками на коммуникационных линиях, не имеющих ре­шающего значения для боевой деятельности частей Красной Армии; нехватка бое­припасов и вооружения; отсутствие баз продовольствия и обмундирования (26).

Еще более наглядно проблемы партизанского движения в КБ АССР видны из докладной записки наркома внутренних дел республики майора госбезопасности Филатова от 2.12.1942 г. первому секретарю Кабардино-Балкарского обкома ВКП (б) З.Д. Кумехову «О состоянии Терского партизанского отряда». В докладной записке отмечалось то, что положение в Терском партизанском отряде остается ненормальным. Неоднократные указания командиру отряда на необходимость проведения активной борьбы с оккупантами до сих пор не дали нужных результатов. Отряд продолжает оставаться на территории Северной Осетии и Чечено-Ингушетии, не проводя ни одной боевой операции. Часть бойцов отряда разложилась, не выполняет приказов командира. Нарком внутренних дел республики предлагает принять срочные меры к оздоровлению отряда и замене командования (27). Подводя итоги партизанского движения в республике, первый секретарь обкома ВКП (б) З.Д. Кумехов отметил 20.01.1943 г., что период оккупации явился серьезной проверкой преданности и боеспособности областной партийной организации в целом и каждого коммуниста в отдельности. За время действий партизанских отрядов уничтожено 700 немецких оккупантов, 31 человек взят в плен, взорвано 2 склада с боеприпасами, 2 цистерны с горючим, разгромлено 3 немецких штаба, угнано у немцев 68 тысяч голов крупного рогатого скота и лошадей (28).

Таким образом, партизанское движение на Северном Кавказе оказалось недостаточно организованным. Лишенное поддержки местного населения, оставшись без баз продовольствия, испытывая нехватку боеприпасов и вооружения, подверженное дезертирству, в том числе коммунистов из партизанских отрядов и переходу их на сторону врага, партизанское движение региона оказалось малоэффективным по сравнению с Белоруссией или Брянщиной. Тем не менее, партизанские отряды региона внесли определенный вклад в дело разгрома фашистского агрессора. Только партизаны Ставрополья в 36 боях уничтожили 1500 немецких солдат, 40 офицеров, 158 предателей. Партизаны Кубани уничтожили более 100 мостов и переправ в тылу врага, до 500 вагонов и 20 паровозов, взорвали 14 складов, разгромили 15 военных штабов, 27 гарнизонов и 15 полицейских отрядов (29).

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. Великая Отечественная война 1941 – 1945 гг.: словарь — справочник. М., 1988. С. 351.
  2. Коммунистическая партия в Великой Отечественной войне 1941 -1945 гг. Документы и материалы. М., 1970. С. 41.
  3. Там же. С. 50.
  4. Там же.
  5. Великая Отечественная война Советского Союза 1941-1945 гг.: Краткая история. М., 1984. С. 101.
  6. Линец С.И., Януш С.В. Оборона Северного Кавказа в годы Великой Отечественной войны (июль — декабрь 1942 г.): монография. М., 2010. С. 452.
  7. Кулаев Ч.С. Военно-организаторская и политическая работа местных партийных организаций в годы Великой Отечественной войны. На материалах Северного Кавказа. Черкесск, 1981. С. 155.
  8. Кулаев Ч.С. Военно-организаторская и политическая работа местных партийных организаций в годы Великой Отечественной войны. С. 152-153.
  9. Кулаев Ч.С. Военно-организаторская и политическая работа местных партийных организаций в годы Великой Отечественной войны. С. 154.
  10. Центр документации новейшей истории Краснодарского края (далее — ЦДНИКК). Ф. 4372. Оп. 1.Д.17-А.Л. 3.
  11. Кубань в годы Великой Отечественной войны 1941-1945. Рассекреченные документы. Хроника событий. В 3 кн. Кн. 1 — Краснодар, 2000. С. 49.
  12. Народный подвиг в битве за Кавказ. Собрание статей. М., 1981. С.206, 217, 221-222.
  13. Управление центрального государственного архива архивной службы Кабардино-Балкарской республики (далее —УЦГА АСКБР). ФР-289. Оп. 1. Д. 2. Л. 1.
  14. Ставропольское слово. 1942. 23 сент.
  15. ЦДНИКК. Ф. 4272. Оп. 1. Д. 17-А. Л. 14.
  16. Российский государственный архив современной политической истории (далее — РГАСПИ). Ф. 69. Оп. 1. Д. 611. Д. 99-30.
  17. РГАСПИ. Ф. 69. Оп.1.Д.21. Л. 2.
  18. Линец С.И., Януш С.В. Оборона Северного Кавказа в годы Великой Отечественной войны. С. 477.
  19. ЦДНИКК. Ф. 4372. Оп. 1. Д. 17-А. Л. 27.
  20. Там же.
  21. Государственный архив Ставропольского края (далее — ГАСК). Ф. Р. 1059. Оп. 1. Д. 25. Л. 27.
  22. ЦДНИКК. Ф. 4372. Оп.1.Д.10. Л. 93.
  23. ГАСК.ФР. 1059. Оп.1.Д25. Л. 28.
  24. Управление центра документации новейшей истории архивной службы Кабардино-Балкарской республики (далее — УТТДНИ АС КБР). Ф. 5. Оп. 1. Д. 14. Л. 13-13 об; Ф. 34. Оп. 1. Д. 18. Л. 18-20; Ф. 17.Оп.Д.8. Л. 24-28.
  25. Партизаны Кубани в 1942-1943гг. Краснодар, 2003. С. 18.
  26. УЦГА АС КБР. ФР-289. Оп.1.Д.2. Л. 1-3.
  27. Там же. Л. 8.
  28. УЦДНИ АС КБР. Ф. 1. Оп. 1. Д. 547. Л. 12-14.
  29. Кулаев И.С. Военно-организаторская и политическая работа местных партийных организаций в годы великой Отечественной войны. С. 166.

 

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Пожалуйста, добавьте комментарий!
Пожалуйста, введите здесь Ваше имя