ОБРАЗОВАНИЕ НА СТАВРОПОЛЬЕ В 1920-е гг.

0
138

БЕЛОЗЕРОВА Александра Андреевна, магистрант, Гуманитарный институт, Северо-Кавказский федеральный университет, Ставрополь 

Главной целью культурной революции, проводившейся на Ставрополье, являлось формирование нового человека, его воспитание и обучение. Соответственно, «социалистическое перевоспитание трудящихся масс началось с борьбы за всеобщую грамотность – основу всякой культурности» [2, С.4]. Также важнейшим условием осуществления культурной революции Коммунистическая партия определила создание новой, подлинно народной демократической школы [4, С. 158]. Поскольку без решения проблемы массовой безграмотности среди трудящегося населения невозможен был культурный рост, то одной из важных задач была ликвидация неграмотности. Неграмотность препятствовала участию населения в политической, общественной жизни страны. В результате, людям была предоставлена возможность обучения в учебных заведениях.

В январе – марте 1920 года в крае было развернуто культурное строительство под руководством партийных и советских организаций. Партия и правительство начали работу по ликвидации неграмотности и малограмотности, широкую культурно-просветительную работу среди трудящихся города и деревни. И так было повсеместно: и на Кубани, и на Ставрополье, и в национальных районах Северокавказского края.

В 1920 году были образованы Чрезвычайные комиссии по ликвидации неграмотности (Грамчека). В 1920 году на Ставрополье был образован губернский отдел по народному образованию.

Труд Грамчека на Ставрополье дал хорошие результаты: к началу 1921 года к обучению в ликбезах было привлечено 58 147 человек, из них 37 283 женщины, обучено 43 050 человек [4, С.160].

Культурная революция получила подлинно всенародный размах: в борьбу против неграмотности были вовлечены сотни тысяч ликвидаторов неграмотности; повсюду создавались новые очаги культуры: библиотеки, клубы, избы-читальни, открывались ликпункты, школы. При них создавались кружки [2, С.9].

Поскольку масштабы работы по ликвидации неграмотности увеличивались, партия задействовала Коммунистический Союз Молодежи. Он оказывал помощь в борьбе с культурной отсталостью, включившись в борьбу за всеобщую грамотность. Комсомольцы были отправлены в школы, где принимали участие в работе школьных советов. Каждый грамотный комсомолец должен был научить читать и писать неграмотного [7, С.97]. За 1924-1925 учебный год в Ставропольском округе было обучено 17 782 неграмотных и малограмотных. Обучение проходило в 323 ликпунктах и 39 школах. Однако этой сети не хватало, и в округе оставалось еще большое число необученных грамоте [5, С.198].

Комсомольцы принимали участие в создании школы фабрично-заводского ученичества (ФЗУ) и школы крестьянской молодежи (ШКМ). Комсомольцы учились и сами, составляя основу этих школ. Многие также пошли учиться в рабфаки, техникумы и институты [1, С.41]. Задача комсомольцев состояла в том, чтобы как можно больше вовлечь учащейся молодежи в ряды комсомола. Комсомольцы превращали школы в очаг культурно-просветительной и политико-воспитательной работы [8, С.37]. Важное место в процессе коммунистического воспитания молодого поколения партия отводила советской школе, которая должна была подготовить образованных людей [8, 31]. Успехи школьного образования определялись, прежде всего, работой учительства. Местные партийные органы оказывали помощь органам народного образования в организации работы по подготовке учителей. В городах и районных центрах работали курсы по педагогической и политической переподготовке учителей, кружки по изучению политики партии, краткосрочные курсы [3, С.110; 4, С.165].

Участие учительства в социалистическом строительстве дало возможность, во-первых, выявить лучшую часть учительства и создать из него помощника партии и советской власти; во-вторых, участие в общественной работе политически закалило учительство [6, С.93].

Много внимания уделяли партийные и советские органы народному образованию, вопросам организации школьного и внешкольного обучения населения. Основными формами учебы были партийные школы 1 и 2 ступени, уездные школы политграмоты и школы-передвижки [5, С.178].

В 1925 г. значительно расширилась сеть начальных и средних школ, работали сельскохозяйственные школы. Заботясь о развитии общего образования, местные органы в то же время развернули сеть техникумов и профтехшкол. В 1920-е годы были открыты педагогические техникумы в Ставрополе, Ессентуках, Минеральных Водах; Пятигорский политехникум, Ставропольский и Прасковейский сельхозтехникумы, Егорлыкская профтехшкола и др. Здесь готовились кадры специалистов для учреждений культуры края.

Благодаря поддержке трудящихся удалось создать широкую сеть ликбеза. По Ставропольскому округу к концу 1928 г. работало 142 бюджетных школы-грамоты и 150 – за счет средств общественности, в том числе комсомольских организаций. В результате, к маю 1929 г. обучение проходили 9250 неграмотных и 5440 малограмотных. Однако в Ставропольском округе к осени 1929 г. оставалось свыше 100 тыс. неграмотных в возрасте от 16 до 35 лет [7, С.100].

В 1929 году в крае был осуществлен переход к всеобучу – всеобщему обязательному обучению. Вначале оно вводилось в Ставрополе, Пятигорске, Кисловодске, Минеральных Водах, Железноводске, Георгиевске и некоторых селах, а с 1930 года всеобуч был введен повсеместно [4, С.166].

Таким образом, можно сделать вывод о том, что на Ставрополье была проделана большая культурно-просветительная работа. Культурная революция заложила основу всеобщей грамотности населения, способствовала повышению образовательного и культурного уровня, увеличению количества грамотных посредством расширения возможности обучения на курсах, в техникумах, в институтах. Создание общеобразовательной школы стало одним из самых значительных завоеваний культурной революции.

 

Литература:

  1. Гавриков В. П. Комсомол Ставрополья в годы восстановления народного хозяйства (1921-1925 гг.). // Очерки. Из истории ставропольской краевой организации ВЛКСМ. – Ставрополь, 1969. – С. 40-55
  2. Мельников. В.В. Ленин В.И. и культурная революция на Северном Кавказе. // В.И. Ленин и культурная революция на Северном Кавказе / под ред. В.В. Мельникова. – Ростов-на-Дону, 1971. – С. 3-20. 3.
  3. Мельников В.В., Павленко. А.А. Подготовка и воспитание новых учительских кадров на Северном Кавказе в 1928-1932 гг. // В.И. Ленин и культурная революция на Северном Кавказе / под ред. В.В. Мельникова. – Ростов-на-Дону, 1971. – С. 108-126.
  4. Очерки истории Ставропольского края. – Ставрополь, 1986. – Т.2. – 607 с.
  5. Очерки истории ставропольской организации КПСС. – Ставрополь, 1970. – 632 с.
  6. Павленко А.А. Идейно-политическое воспитание учительства в годы первой пятилетки // В.И. Ленин и культурная революция на Северном Кавказе / под ред. В.В. Мельникова. – Ростов-на-Дону, 1971. – С. 87-107.
  7. Семисотов И.Н. Комсомол Ставрополья в борьбе за всеобщую грамотность в годы первой пятилетки // Очерки. Из истории ставропольской краевой организации ВЛКСМ. – Ставрополь, 1969. – С. 96-107.
  8. Сучихин В.И. Работа комсомола Ставрополья среди учащейся молодежи. Организация пионерского движения на Ставрополье (1921-1925 гг.) // Очерки. Из истории ставропольской краевой организации ВЛКСМ. – Ставрополь, 1969. – С. 58-74.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Пожалуйста, добавьте комментарий!
Пожалуйста, введите здесь Ваше имя