ЦАРЬ-ГОРА ПЯТИГОРЬЯ

0
151

 

Проезжая по раздольной Ставропольской степи, за десятки километров видишь на горизонте четкий трезубец горы Бештау – главной горы Пятигорья. Он всегда выглядит таким, откуда ни смотри на него. Секрет в том, что у горы не три, а пять вершин – об этом говорит название, которое,  в переводе с тюркского, означает «пять гор». Четыре боковых вершины со всех сторон окружают главную и две из них видны обязательно. Назовем эти пять вершин: центральная – Большой Тау, северная – Малый Тау, южная — Лысая (Лисья) гора, западная – Лохматый курган и восточная – Козьи скалы.  Иногда называют еще вершину Два Брата, но это название относится к перемычке между Большим Тау и Лысой горой, где стоят два очень похожих друг на друга скальных останца.

Из глубины веков, из тьмы времен доходят до нас первые вести об этой удивительной горе. Словно голубой утренний туман окутывает ее густая дымка легенд и преданий. Об одном из древнейших рассказывает Эвлия Челеби, турецкий путешественник, побывавший  в наших краях три с половиной века назад. «… посреди лесистой равнины – пять расположенных рядом высоких гор… На вершине горы, находящейся в центре, есть ветхая доска длиной в триста шагов и шириной в два шага… По утверждению местных правителей, эта длинная доска должна быть доской Ноева ковчега».

А вот уже не легенда, а быль, сообщенная древнегреческим историком Птолемеем, которому главная гора Пятигорья была известна под названием Пентаполис: «предгорья Бештау, благодаря чудным пастбищам, славились прекрасною породою лошадей». Давняя быль эта  подтверждается фактами сравнительно недавнего прошлого – в начале XIX столетия, добрых две тысячи лет спустя после Птолемея, именно в этих же местах разводили Трамовскую породу лошадей,  известную далеко за пределами Северного Кавказа. И это отнюдь не единственная «времен связующая нить», которыми удивляет нас старина-Бештау.

Всем жителям Кавказских Минеральных вод хорошо известен Второафонский монастырь, построенный у подножья Бештау в начале ХХ века и возрожденный в его конце. Но далеко не все знают, что близ горы существовал в раннем средневековье другой православный монастырь, основанный греческими монахами. А еще раньше на восточном склоне главной вершины Бештау имелся храм солнцепоклонников, следы которого сохранились и доныне. Конечно же, такая преемственность не случайна. Она ощущается и в желании воспевать пятиглавогого великана – его, как эстафету приняли от  безвестных создателей нартского эпоса российские писатели и поэты. Пушкин, Лермонтов, Толстой – это лишь наиболее заметные фигуры среди писавших о царь-горе.

Первые по времени письменные упоминания о Бештау и местности вокруг нее находим в сочинениях древнегреческих авторов, живших в первых веках до новой эры. Но каменные «письмена» археологических  находок у подножья горы уводят нас гораздо дальше в глубь времен, свидетельствуя, что и в очень далеком прошлом люди жили у подножья пятиглавого великана, и так же, как мы с вами, восхищались его красотой, стремясь одолеть высоту и достичь точки, выше которой только небо. Академик Паллас, изучавший Кавказские Минеральные Воды в 1793 году, достигнув вершины Бештау, увидел, что там «воздвигнута высокая пирамида из плоских камней… На камнях были нацарапаны надписи на татарском языке». Стало быть, уже  в XVIII веке, вершина активно посещалась местными жителями, к которым стали присоединяться и россияне.

Путешествия на Бештау поначалу совершались большей частью верхом,  и лишь в самом конце – «на своих двоих». Подобным образом взбирались «на верх шпица Бештового» московский врач Федор Гааз, поэт Александр Пушкин вместе с семейством генерала Раевского, «отец геологии Кавказа» академик Герман Абих, естествоиспытатель и журналист Федор Баталин, а так же безвестные любители путешествий из курортной публики, имеющие возможность нанять лошадей.

Век двадцатый во многом изменил характер российского туризма. На горные тропы стали выходить уже не единицы, а десятки, сотни, потом и тысячи путешественников, главным образом молодых, предпочитавших пешее хождение. Бештау, с его разной крутизны и протяженности склонами, скалами и осыпями, оказался прекрасным  учебным полигоном для туристов и альпинистов любой квалификации, дающим к тому же массу ярких впечатлений.

Маршруты нового столетия прокладывали по его подножью и склонам энтузиасты Кавказского горного общества, созданного в Пятигорске по инициативе предпринимателя Р.Р. Лейцингера, который не раз лично возглавлял «экскурсии» на Бештау. Для удобства путешественников Общество, используя средства, выделенные Дирекцией Кавказских Минеральных Вод, устроило на вершину горы пологую тропу, бравшую начало у Лермонтовского разъезда. Надпись об этом на плоском камне, как и остатки тропы, сохранились доныне.

Тропа КГО позволяла подняться на гору с южной стороны. С запада подъем начинался от Второафонского монастыря. С востока любители лазания по скалам одолевали крутой каменистый гребень Козьих скал. Но самым удобным считался путь с севера, из Железноводска, по широкой дороге, проложенной в начале ХХ века акционерным обществом «Трахит», добывавшим на Бештау эту ценную горную породу. Радиальные пути к вершине связала воедино кольцевая дорога вокруг горы – она была проложена в конце 20-х годов прошлого столетия.

Гора и ныне привлекает любителей путешествий  всех возрастов. И своей высотой – как-никак вершина Большого Тау – это самая высокая точка от предгорий Кавказа до Северного Ледовитого океана. И красивой природой. И памятниками старины. А еще своей загадочностью. Ведь в местности у Пяти гор то и дело рождаются сенсации: кто-то видел следы загадочного существа (не «снежного человека» ли?), кто-то сфотографировал загадочный объект, зависший в небе над Бештау (может быть, НЛО?). Словом творение легенд и преданий продолжается. И на многие загадки Бештау пока не найдены ответы. Может быть, ХХI век поможет разгадать их?

Вадим Хачиков

Заслуженный работник культуры РФ

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Пожалуйста, добавьте комментарий!
Пожалуйста, введите здесь Ваше имя