ОСОСБЕННОСТИ ВХОЖДЕНИЯ НАРОДОВ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА В СОСТАВ РОССИИ

0
80

Народы Северного Кавказа были связаны с Россией и русским народом многовековыми узами, уходящими в древность, в средние века. На протяжении столетий они поддерживали с Россией торговые, культурные и политические отношения. В условиях постоянных нападении извне, политической раздробленности, феодальных и племенных междоусобии народы и владетели Северного Кавказа вынуждены были искать защиты и покровительства, что содействовало развитию их внешних связей с Россией.

В XVI-XVIII вв. у народов Закавказья и Северного Кавказа — армян, грузин, азербайджанцев, адыгов, кабардинцев и осетин, а также народов Дагестана, Чечни и Ингушетии — усиливалась ориентация на Россию, шел сложный и продолжительный процесс добровольного вхождения их в состав Российского государства. Разумеется, правительство России заботилось прежде всего об упрочении безопасности и мощи своего государства, распространении политического влияния России на новые территории. При этом Россия не угрожала народам Северного Кавказа ни грабежами, пи угоном людей в рабство, ни опустошениями. Она не стремилась также подчинить эти народы своему непосредственному управлению и своим порядкам. Но в то же время Россия могла оказывать реальную помощь и поддержку против посягательств со стороны Ирана, Османской империи и Крымского ханства. На этой почве между народами Северного Кавказа и Российским государством складывалась известная близость, даже относительная общность интересов, так как связи с Россией отвечали и стремлениям северокавказских народов к большей безопасности от нападений извне.

В 1557 г. первыми добровольно вошли в состав России кабардинцы и другие адыгские народы. В 1588 г. российские подданство добровольно приняли перешедшие р. Терек из Чечни и Ингушетии окочане. С конца XVI в. началось добровольное вхождение в состав России горских обществ Дагестана. Часть обществ приняла российское подданство уже к 1614 г., а к 1635 г. этот процесс охватил все дагестанские ханства Каспийского побережья. Ориентация ханств нередко оказывалась шаткой, непостоянной и менялась в зависимости от хода войн между Ираном и Россией. Но тем не менее ханы все чаще обращались к России за подтверждением своих титулов и прав. Особенно это проявилось во время походов Петра I против Ирана. Даже после Ганджинского договора 1735 г. с Ираном, по условиям которого граница России была снова на время отодвинута с юга на Терек, российское правительство продолжало поддерживать дагестанские ханства, препятствовало проходу османских войск в Восточное Закавказье; в результате Дагестан фактически (а в значительной части и формально) не подчинялся Ирану.

Кавказ соединял Европу с Азией, Каспийское море с Черным. Через Поволжье и Астрахань открывались торговые пути в Иран как по морю, так и по суше — через Кавказ вдоль западного берега Каспийского моря. В России долго вынашивались планы расширения торговли и для своих потребностей, и планы посредничества в обмене товаров между Западной Европой и Востоком через Дагестан и Каспийское море. Эти обширные замыслы усиливали интерес российских помещиков и купцов к дагестанским ханствам, что явилось одной из важнейших причин похода Петра I в прикаспийские области Кавказа и Ирана. Задачи расширения торговли с Востоком продолжали оказывать большое влияние на политику России на Восточном Кавказе и в Закавказье и позднее — в конце XVIII в. и в XIX в. Из Астрахани через Дербент на юг везли сукна, краски, сахар, юфть, железные и другие металлические изделия, меха, писчую бумагу; а из Дагестана и Ирана — шелка, бурки, марену, фрукты и другие товары. Царское правительство стремилось не столько к расширению своей власти и феодальных отношений на новые территории Предкавказья, сколько к обеспечению торговых путей на рынки Востока.

Походы иранских и османских завоевателей и феодальные междоусобия веками подвергали население Кавказа чудовищным бедствиям и грабежам, истощали производительные силы народов Кавказа. Неудивительно, что борьба против Ирана и Турции, стоявших, как писал Ф. Энгельс, на весьма «низкой» и «варварской» ступени развития, заставляла народы и многих феодальных владетелей Кавказа искать покровительства России.

Постоянные нашествия османских войск и набеги Крымского ханства, захват и угон в рабство пленных, истребление местных жителей, насилия и произвол, отсутствие элементарной безопасности в обширных пространствах Предкавказья и Северного Кавказа в течение многих столетий делали невозможным оседлую земледельческую жизнь и заселение этих огромных пространств, развитие на них торговли и ремесла, основание там сел и городов. В этом заключалась одна из причин того, что постепенное распространение территории Российского государства на юг, оседлое заселение и освоение этих просторов, объективно имело большое положительное значение.

Северное Причерноморье и Кавказ долго были зоной захвата и продажи невольников на рынках Османской империи и Ирана. Местные северокавказские феодалы и родовая верхушка и сами вели этот промысел в ущерб своим народам, и развитию производительных сил. Конец этому после успешных войн с Ираном и с Турцией положило только добровольное вхождение народов Кавказа и Закавказья в состав Российского государства.

Необходимо разделить между собой разные пути и формы включения народов в состав России, различать последовательные стадии этого процесса. Добровольное вхождение северокавказских народов в состав России в XVI-XVIII вв. и даже в начале XIX в. не означало тогда распространения па них военно-административной власти и законов России. Местные народы и владения оставались раздробленными под управлением своих князей, ханов, феодальных и общинных верхов. Многие из их (особенно из опасения успехов Османской империи и шахского Ирана в войнах с Россией) не раз меняли свою позицию: лавировали, снова передавались под верховенство шаха или султана и обратно переходили в подданство России. Часто таким путем они пытались временно сохранить относительную самостоятельность и неограниченную деспотическую власть в своих владениях. Но ориентация на Россию постепенно все более усиливалась по мере возрастания ее военной и политической мощи в Северном Причерноморье и Предкавказье, заселения этой территории русскими крестьянами и казаками, ослабления и разложения феодальных держав Востока — Ирана и Османской империи.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Пожалуйста, добавьте комментарий!
Пожалуйста, введите здесь Ваше имя