Нерукотворные легенды. Рим-гора.

0
780

Насколько я мог понять по количеству просмотров, статьи из серии «Таинственные локации» вызвали у наших читателей определённый интерес. Сказать, что это радует — ничего не сказать. И приятно не внимание само по себе, но факт того, что с каждой прочитанной статьёй люди узнают о существовании новых мест… Если позволите — новых локаций, видят их через приложенные фотографии, впитывают легенды былых времён.
При условиях нашей современно-загруженной жизни прочтение чего-то подобного можно приравнять чуть ли не к посещению описываемого места (но именно чуть – всё-таки лучше один раз увидеть и пощупать в живую, чем сто раз посмотреть фотографии и описания, хоть даже и качественные). В любом случае — новые локации есть новые знания, а новые знания — определённая польза.
Но что, если ваш покорный слуга копнёт поглубже, и исследует не просто мистические места, когда-то давно возведённые нашими предками, скорее всего даже не предполагавшими получения их постройками ореола таинственности? Что если мы рассмотрим те чудеса и локации, к первопричине которых человек не имел никакого отношения? Исполины Земли, в прошлом порождения магмы, смещения тектонических плит и мега-ледников, окаменевшие миллениумы назад — я говорю о горах. А ещё точнее — о горе под названием Рим.
Объект на первый взгляд не особо известный, но от этого не менее занимательный.
Рим-гора, высотой в 1094 метра, расположена в 18 км от Кисловодска, в долине реки Подкумок. К югу от Рим-горы находятся склоны Скалистого хребта, а к северу же возвышается Боргустанский хребет. Образуя сверху плато, гора из трёх букв (и не смейся, читатель!) чем-то издалека напоминает компьютерный стол… Ну, как посмотреть.
По факту это больше, чем просто нагромождение пород и булыжников. Рим-гора это естественная крепость с неприступными стенами и двумя искусственными лестницами, проделанными в земле для прохода в крепость. С 1978 года она гордо носит звание УГО (Уникальный Геологический Объект), а его заслужили не более 3000 объектов по всей России. И пусть Рим-гора входит в их число — по несправедливости статуса памятника истории она не имеет. Что довольно странно, при условиях, указанных мною ниже.
Археологами установлено, что ещё в I-II вв. н.э., а возможно и раньше, на Рим-Горе существовало поселение. Состояло оно из крепости, что находилась на самом плато и самого нижнего селения с сохранившимися чертами кварталов, площадью в 116-117 гектар. По факту история нашла в нём продолжение — позднее это селение стало одним из самых крупных аланских городов (VI-XIV вв.), с проживавшими там кроме основного населения остатками скифов, булгар, византийцев, греков и представителей небольших древних племён.

До наших дней сохранились лестницы и каменные цистерны на поверхности горы, выдолбленные в скалах. Они служили хранилищами для воды и зерна на случай осады- довольно прогрессивный для прошлого ход. Численность населения колебалась от 300 до 400 человек, в зависимости от столетия. В большинстве своём в городе проживали аланы, что хозяйничали на территории в те времена.
Город находился на Транскавказском Шёлковом пути, это то и определило его дальнейшее процветание. Скорее всего, для Аланского государства он стоял не на последнем месте, являясь важных экономическим объектом. Особенно важную роль поселение и крепость на горе стали играть после того, как по Северному Кавказу пошли караваны Великого Шелкового пути. Один из маршрутов пролегал по долине реки Подкумок. Караванщики, доставлявшие с Дальнего Востока в Европу шелка, пряности, драгоценные камни, отдыхали в поселении перед тем, как отправиться через Главный Кавказский хребет к Черному морю. Так же они останавливались там и на обратном пути. А крепость на горе служила заверением тому, что отдых их будет спокойным.
Так бы и продолжалась история цветущего торгового города, если бы не нашествие кочевников-монголов, завладевших в XIII веке Северным Кавказом. Пусть главным местом их обитания и были степные просторы, а крепость в далеком горном ущелье вряд ли представляла для них интерес — маршрут Шелкового Пути был смещён по их вине. Как город, так и крепость потеряли былую значимость.
Отдельного слова заслуживает название горы. При чём же здесь Кавказ и имя «вечного города»? Есть несколько интересных и достойных рассмотрения вариантов.
Первый — красивая и эпическая легенда, захватывающая, как и большинство историй гор.

Вот как звучит она в книге М. Батчаева и Е. Стефанеевой, «Горы и нарты» 1969 года:
«Крепость Рум. Рум-Кале. Так зовут высокую скалистую гору, одиноко вздымающуюся там, где кончается аул Учкекен, если идти по нему с запада на восток. Она окружена сплошными, очень крутыми каменными выступами, и взобраться на нее можно только по ступенчатым тропкам, вырубленным в скалах древними жителями тех мест.
А жили там горцы — немногочисленный, но красивый и мужественный народ. Славу об их удивительном гостеприимстве и добродушии разносили по всем концам света многие купцы и путешественники, дорога которых лежала через их земли. А земля их, рассказывают, была богата, и они умели брать у нее эти богатства, потому что умели трудиться.
Изо дня в день множили они в своем краю изобилие, которому могли завидовать и завидовали гостившие у них чужестранцы. Но неоднороден род человеческий. Много было в те времена одержимых одной страстью — сеять гибель и страх, добывать легкий урожай. Они сгоняли под свое злое знамя себе подобных, множили себя, и их меч никогда не знал, пощады.
Не надеялись на пощаду и горцы, когда однажды утром, проснувшись, увидели, как тьма-тьмущая конного войска, закрыв небо за собой тучами пыли, неслась к ним, вверх по Гум-реке. Дикие всадники со смуглыми, широкоскулыми лицами ворвались в аул, стали сгонять скот, грабить и сжигать дома, убивать всех, оставляя только красивых женщин.
Кто может хорошо трудиться, тот не может плохо воевать. Горцы бились как львы, но слишком силен и многочислен был враг. Защитникам своей земли пришлось отступить и укрепиться на вершине единственной вблизи аула горы.
— Вы хорошо бьетесь, — сказали им пришельцы, — спускайтесь с горы, пожмем друг другу руки и скорее сядем за трапезу дружбы. Идите с нами, мы пройдем всю землю от одного конца до другого и покорим ее. Добыча наша будет богата, и доля ваша в ней будет братская.
— Нет, — сказали с горы, — у нас разные матери, не братья мы с вами. Не для битв наши руки. Хлеб, добытый мечом, будет для нас тверже камня. Если вы не можете положить стрелы обратно в колчаны, пусть будет бой.
— Вы очень мужественны — вновь обратились тогда пришельцы. — Но вас мало. Покоритесь судьбе, сложите оружие и уходите прочь с этой земли, мы дарим вам жизнь. Решайте до утра, а утро пусть принесет нам ваш ответ. Всю ночь на горе шел спор.
— Будем бороться — говорили одни — мы можем еще держаться…
— Уйдем — говорили другие — хлеб кончается, воды нет, дети гибнут, женщины слабеют, мужчины устали. Уйдем и заживем в других краях. Дорог много, земля велика, мир широк…
Когда вторых стало слышно больше, когда их речи стали называть разумными, из толпы вырвался юноша, почему-то не пожелавший открывать спрятанное в белом башлыке лицо. Вскочил этот человек на высокий камень, чтобы видеть всех, и воскликнул звонким голосом:
— Эта ночь не может нас разделить на безумных и благоразумных. В эту ночь можно быть только трусом или только героем… Никем другим теперь быть нельзя. В эту ночь можно или уйти и, потеряв родину, сохранить жизнь, которую когда-то все равно потеряем, или остаться и потерять только жизнь.
— Куда можно уйти?! — продолжал юноша. — Земля велика, но нет больше земли, где мы родились. Дорог много, но ни одна не ведет к счастью расставшихся с родиной. Мир широк, но тесно в мире потерявшим родину. Рождаются все одинаково, умереть можно по-разному. Умрем не предавая землю, соки которой мы все носим в себе…
Битва, начавшаяся утром, была жестока и долго не кончалась. С горцами тогда бились не только смуглолицые воины нашествия — с ними бились и голод, и жажда. Губы их трескались, и с них, как со свежих ран, капала кровь… Во время передышек они выдалбливали в камнях ямы, в которых за ночь собиралась роса. Эти ямы на горе и сейчас глубоки. Освежив себя каплей целебной влаги, горцы снова вступали в бой.
Никто не умирал лежа. Ложились только после смерти. И уже было много лежащих. Все меньше становилось тех, кто стоял. Враги, узрев в тумане битвы сладостный лик победы, с радостным воплем поползли со всех сторон к горе. Последние стрелы свои пустили горцы и приготовились умереть…
И в этот миг раздался пронзительный боевой клич.
— О, братья мои! — воскликнул юноша в башлыке, высоко поднимая свой меч. — Сколько стоит жизнь героя?! Пусть это скажут ваши мечи…
Он вскочил на коня, и вдруг обнажилось прекрасное девичье лицо. Всадница сорвала с головы башлык, завязала им глаза коню и направила вниз со скалы в самую гущу врагов.
Ринулись горцы за юной всадницей. Кони их будто обрели крылья, а мечи стали длиннее. Смешались враги, и в панике отступили.
Так спасла свой народ юная, но мужественная девушка. Ее звали Рум. Вот почему крепостью Рум зовут гору, гордо стоящую там, где кончается аул Учкекен.»

Легенда бесспорно прекрасная и вдохновляющая, но существует второй вариант. Его, как более объективного и достоверного, и придерживаются историки. Место называлось Рум-кала (дословно «крепость Румов»), и было одним из последних форпостов Византийской Империи на Кавказе. Пришельцев из западных стран местные жители называли «римы», или «румы» — так же, как и их предшественников «ромеев», то есть греков-византийцев. Именно они и принесли горе такое непривычное для местных языков имя.
Так же Рим-гора и поселение при ней носили еще одно название — Боргустан. Оно живет сегодня в наименовании ближнего хребта, а также в названии казачьей станицы, первоначально, в 1825 году, основанной близ Рим-горы, а позже перенесенной на ее нынешнее место ближе к Кисловодску.
Много путешественников и исследователей изучали эти места. Были обнаружены остатки древней греческой катакомбной церкви с греческим крестом — ещё одно явное доказательство следов Византийской Империи. Сохранился катакомбный некрополь с захоронениями более 1000 тел. У восточного отрога Рим-горы вскрыто и изучено более 150 катакомбных аланских захоронений, найдено немало наконечников стрел и копий, бронзовые и серебряные украшения, ножи, стеклянные и керамические сосуды, клепаные медные болгарские котлы и др. (многие находки представлены в краеведческих музеях Кавминвод). На некоторых предметах и камнях были найдены надписи на различных языках, в том числе и на русском.
О городище на Рим-Горе упоминает турецкий путешественник XVII в. Эвлия Челеби, отметивший в своих записях исключительную красоту крепости. А в 1987 году археолог Ханафи Биджиев обнаружил здесь следы кобанской культуры (первое тысячелетие до н.э.).
И будто этого было мало, но с тех пор исследований в этой местности не проводилось, и по сей день крупнейший в регионе уникальный археологический комплекс остается почти не изученным. Это просто обидные факты — ведь нет великих открытий нашего века, нет и присвоенного Рим-горе звания исторического памятника. Но кто знает, сколько ещё секретов- людских и природных, может хранить гора, чьё название так схоже с названием города, куда ведут все дороги…
Савид

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Пожалуйста, добавьте комментарий!
Пожалуйста, введите здесь Ваше имя