Маршрутами Пастухова

0
189

В развитии российского альпинизма неоценимую роль сыграли отряды военных топографов, проводивших съемки Кавказских гор в конце XIX века. Эти люди на собственном опыте познавали жизнь и работу в высокогорных местностях, придумывали различные способы преодоления горного рельефа, изобретали нужные для горных восхождений инструменты и приспособления. Недаром именно топографы стали одними из первых русских горовосходителей. Среди них наиболее известен А.В. Пастухов.

Русский офицер-топограф и альпинист, действительный член Российского географического общества Андрей Васильевич Пастухов родился 18(30) августа 1860 г., в Харьковской губернии, в поселке при Деркульском конном заводе. С 1882 г. Пастухов работал в топографическом отделе Кавказского военного округа. Этот замечательный человек одним из первых обследовал вершины в районе горы Ушба (4690 м.), провел триангуляционную съемку горного узла Шахдага (4243 м.), составил и уточнил карты ледников на Эльбрусе (5642 м.), Казбеке (5033 м.), Арарате (5137 м.).

Восхождение на Казбек

Летом 1889 г. Пастухов проводил топографическую съемку в долине Геналдонского ледника, и у него появилась возможность осуществить давнее желание подняться на вершину горы Казбек. В то время ему было всего 28 лет, но он был уже достаточно опытным альпинистом. С двадцати лет Пастухов работал в Кавказском военно-топографическом отделе и последние два года работы провел в верховьях реки Аргун, где ему приходилось работать в наиболее возвышенных районах Андийского хребта. Несмотря на накопленные навыки альпиниста, восхождение на Казбек стало для Пастухова серьезным испытанием в то же время первым шагом к покорению Арарата и Эльбруса.

Приехав в селение Тменикау, Пастухов разыскал местного жителя осетина Царахова, который некоторое время назад поднимался к вершине Казбека и договорился с ним снова подняться на гору. Кроме того, с ними отправились два казака из отряда Пастухова Лапкин и Потапов.

После ночевки у Тменикаукских горячих источников, 27 июля, в три часа пополудни они начали восхождение. В качестве горного снаряжения использовались палки со стальными наконечниками, а к обуви были приделаны стальные «кошки». Пастухов первым прокладывал путь, среди вещей в его дорожной сумке лежали три аршина красной ткани для будущего флага, который он планировал установить на вершине. В одном из мест на подъеме Пастухов оступился и полетел в ледниковую трещину, прикрытую снегом недавнего обвала. От неминуемой гибели ему помог спастись шест, который он нес горизонтально и не выпустил из рук, повиснув над бездной…

Наутро после ночевки у Потапова начались сильные приступы горной болезни, и он остался недалеко от места стоянки с большим запасом продуктов. В полдень восходители подошли к фирновому бассейну, где пришлось подниматься еще медленнее и осторожнее. Завершив переход, для ночлега выбрали небольшую площадку, покрытую сланцевым щебнем. Заснуть второй ночью было труднее из-за усилившегося холода. Ближе к утру, окутавший вершину Казбека туман, рассеялся. Пастухов вспоминал — «Над нами было синее, почти черное небо, усеянное звездами. Из-за вершины Казбека тихо всплывала луна, обливая своим светом серебряную поверхность снегов. Иногда среди этой тишины раздавался страшный треск льда и, повторившись стоголосым эхо, тихо замирал где-нибудь в отдаленном ущельи».

Подъем продолжился 29 июля, но сильные приступы горной болезни помешали продолжить восхождение Лапкину. Собравшийся плотный туман вынудил Пастухова и Царахова пойти в южном направлении, и за несколько часов они добрались до подножия западной вершины. Осознав свою ошибку, восходители направились на юго-восток, к перевалу между вершинами Казбека. На крутом склоне приходилось рубить ступени.

В половине первого они достигли середины хребта, идущего от перевала к западной вершине, и остановились передохнуть. Вокруг было снежно и тихо, на фоне синего неба величественно высились белые вершины. И вдруг мимо пролетели три красных бабочки, легко уносимые ветром на юг.

Решающий подъем начался половине второго, от основания восточной вершины. Вырубая ступени в почти отвесной стене, в четыре часа дня Пастухов и Царахов вступили на вершину Казбека. Изумительный вид открылся в этот ясный вечер перед восходителями: заходящее солнце заливало своим светом бесконечные цепи покрытых вечными снегами вершин и хребтов! После завершения необходимых наблюдений и измерения вершины, Пастухов и Царахов укрепили на высоком древке кумачовое полотнище. Ветер резко подхватил первый флаг, поднятый над Казбеком. Из соседних селений полотнище было хорошо видно невооруженным взглядом, а из Владикавказа флаг можно было рассмотреть в бинокль.

Жители Владикавказа собирались на набережной Терека, смотрели в бинокли на Казбек и живо обсуждали причины необычного события. Это привело в ярость начальника городской полиции. Как только Пастухов вернулся с Казбека, «блюститель порядка» вызвал его и приказал немедленно снять «крамольный» флаг. Пастухов мотивировал причину установки красного флага тем, что никакой другой не виден на фоне белых снегов и голубого неба. Снять флаг он категорически отказался «за отсутствием времени» и посоветовал начальнику полиции послать для этого на Казбек полицейских. Красный флаг еще долго развевался на виду у граждан Владикавказа, пока ветры не истрепали его.

История покорения Эльбруса

Начало русского альпинизма традиционно ведется с первого восхождения на Эльбрус. История покорения этой вершины начинается с июля 1829 г., когда Эльбрус посетила первая научная экспедиция, в которую входили русский ботаник Мейер, физик Ленц, и архитектор Пятигорска Бернардацци. Ученых сопровождал командующий Кавказской линией генерал Емануэль с отрядом казаков. Восхождение началось шестого июля с северного склона Эльбруса. На высоте 2400 м., Емануэль приказал разбить лагерь и наблюдал за дальнейшим подъемом ученых в подзорную трубу. Тогда российские ученые не смогли подняться на вершину Кавказа. Часть команды восходителей достигла высоты 4800 м., где на скалах были высечены крест и цифра «1829». Дальше пошли академик Ленц, казак Лысенков и проводник-балкарец Киллар Хачиров, но и они добрались только до седловины, потому что, пройти выше по рыхлому снегу было невозможно. И только проводник смог подняться на восточную вершину Эльбруса. Вечером участники экспедиции приветствовали Киллара Хачирова как первовосходителя на Эльбрус. На месте стоянки лагеря на скалах была выбита надпись: «1829 г. с 8 по 11 июля лагерь под командою генерал-кавалера Емануэля». После возвращения экспедиции в Пятигорске были изготовлены две чугунные памятные доски, повествующие об этом событии, в настоящее время хранящиеся в Пятигорском музее.

Множество попыток покорить Эльбрус закончилось неудачно. Однако 31 июля 1890 г. смелость, опыт и беспримерное мужество позволили А. В. Пастухову, в составе топографического отряда, подняться на Западную вершину горы и составить первую топографическую карту высочайшей вершины Кавказского хребта. В 1896 г. он побывал и на Восточной вершине.

Организуя и осуществляя свои восхождения, Пастухов проявил себя как умелый альпинист, умеющий усваивать уроки гор и обладающей безмерной стойкостью духа. В своих экспедициях он не только глубоко изучал горный рельеф, но и уделял большое внимание растительному и животному миру Кавказа. Примечательно, что он был хорошим фотографом.

В 1899 г. А. В. Пастухов серьезно заболел и попросил своих друзей похоронить его на склоне горы Машук, чтобы Эльбрус и Казбек всегда стояли перед ним, столь сильна была любовь А. В. Пастухова к горам. Последняя воля выдающегося топографа и альпиниста была исполнена, его могила, украшенная обелиском, и по сей день находится на вершине Машука, рядом с Верхней станцией канатной дороги.

Подготовил Сергей Рядчиков

[vc_gallery type=»image_grid» images=»1403,1402,1404″ img_size=»300х200″]

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Пожалуйста, добавьте комментарий!
Пожалуйста, введите здесь Ваше имя