Голос из прошлого. Курганная культура на Кавказе

0
236

Мы уже рассматривали ранее нерукотворные легенды Кавказа — от высоких гор до целебных источников. Но что, если мы заглянем немного назад и положим глаз на то, к чему Кавказ привязывается даже чаще, чем к излюбленной шашлычной культуре? Что имеет непосредственное отношение к усопшим и при этом является ценнейшим источником к жизни и знаниям прошлого? Разумеется, это курганы. Рассмотрим подробнее этот феномен.

Само название «курган» происходит от тюркского «кургон» (qurgon), что значит «сооружение, крепость». По природе своей курган это разновидность погребальных памятников. Их можно найти на всех континентах, кроме Австралии и Антарктиды. Характеризуется обычно сооружением земляной насыпи над погребальной ямой.

Курганная культура — это группа археологических культур (4000 — 900 годы до н. э.), характерный тип погребального сооружения которой называется русским термином курган. Курганная культура распространилась на просторах Евразийской степи в энеолите — раннем бронзовом веке (4000 — 3200 годы до н. э., Древнеямная культурно-историческая общность). Соответственно, курганными культурами называют полукочевые, преимущественно скотоводческие культуры, распространившиеся из южно-русских степей и к 3500 году до н. э. достигшим Дуная, а к 2300 году до н. э. вышедшими к Эгейскому морю и Адриатике на юге и к Уралу на востоке, где они позднее (1600—900 годы до н. э.) образовали Срубную культурно-историческую общность. На территории современной Украины разновидностью формы курганной культуры являлась Катакомбная культура (2300—1800 гг. до н. э.), а на севере с этим можно ассоциировать Культуру одиночных погребений.

Курганная культура появилась на Южном Кавказе свыше шести тысяч лет тому назад, примерно, в первой половине IV тысячелетия до н.э., синхронно с появлением в этом регионе яйлажного скотоводства, и просуществовала до распространения на Кавказе новой религии — ислама (это пришлось на VІІІ век).

Родовые кладбища скотоводов обычно приурочены к определенным местам, чаще всего к зимникам, которые могли располагаться далеко от сезонных стоянок. Поэтому для некоторых древних культур находки, сделанные при раскопках могил, являются практически единственными материалами для реконструкции их образа жизни, определения времени и историко-культурного облика. Сооружая могилу, древние люди имели в виду жилище для своего сородича, ушедшего, по их представлению, в загробный мир. Как правило, курганы располагаются группами, часто довольно большими (до нескольких сотен). Такие группы курганов называются могильниками.

Не зря многие историки в своих исследованиях отдают важное место анализу погребального обряда, ведь именно он относится к наиболее консервативным и устойчивым элементам культуры. Курганные погребения являются наиболее распространенным на Южном Кавказе древнейшим типом погребения.

По факту, курганы это не просто кучи земли, наспех набросанные над прахом умерших, а остатки весьма своеобразных и достаточно сложных архитектурных сооружений. Первоначально они были сложены из дерна, нарезанного кирпичами. Применялся и камень. Холм иногда опоясывало кольцо из вкопанных вертикально плит, так называемый кромлех. Шло в дело и дерево. Отмечаются следы истлевших столбов, плахи, облицовка насыпи досками. Воздействие дождей, ветра, распашки все это сгладило. В ряде мест встречаются и каменные изваяния, стоявшие некогда на вершинах курганов. Это не объемные скульптуры, а так называемые антропоморфные стелы — плиты камня с намеченной выступом головой и в нескольких случаях с показанными гравировкой или рельефом чертами лица, руками, оружием, булавой иди топором, поясами и ожерельями.

Только это нам может сказать о том, какие должны были произойти крупные сдвиги в мировоззрении людей для того, чтобы появились первые памятники человеку — курганы и каменные изваяния (даже если статуи изображали богов, все равно им придавали человеческий, а не звериный облик). Позднейшие каменные бабы, так называемые «Венеры» (вспомним красавицу «Венеру палеолита») южнорусских степей — скифские и половецкие — в какой-то мере восходят к далеким прототипам. На некоторых скифских изваяниях так же своеобразно переданы черты лица — в виде буквы Т, показаны пояса и оружие. Это, конечно не натуралистические детали, а атрибуты, указывающие на место изображенного в обществе.

Знаками власти, как и на сегодняшний день, были и булавы, и декоративные топоры, то есть всякое дорогое оружие, являющееся источником физической силы. Пояс же фигурирует в числе царских атрибутов в той же скифской культуре, вот вам и яркий пример заимствования.

У всех древних тюркских народов идея погребального обряда заключалась, во-первых, в уверенности, что у каждого человека есть душа; во-вторых, что эта душа нуждается после смерти в том же окружении, какое было у человека при жизни. Поэтому в могилы помещалось довольно много вещей: столько, сколько могли положить туда оставшиеся на земле родичи. Очевидно, потусторонний мир представлялся им простым продолжением настоящего.

По факту тюркоязычные народы Саяно-Алтая и Южной Сибири рассматривали смерть как трансформацию способа существования, как переселение человека в новую среду обитания. Они не считали её прекращением «бытия» человека, и с момента смерти человека начиналась подготовка к переселению его в «другую землю», где жизнь, с определённой спецификой, продолжалась по образцу земной. Исходя из этого умершего снабжали всем необходимым для предстоящего переселения и жизни в ином мире, можно сказать, просто собирали своего родственника в дальний путь, обеспечивая его одеждой, посудой, орудиями труда, то есть сопроводительным инвентарём, едой и, наконец, сопровождающим животным. При подборе вещей учитывали пол, возраст, социальное положение и даже род занятий умершего. Часто клались любимые вещи покойника при жизни — его одежда, оружие, украшения и всякие прочие безделицы, дабы он не так сильно скучал по миру живых.

Курганы Южного Кавказа — это довольно яркий контраст погребальному обряду синхронных раннеземледельческих обществ. Там мертвые оставались в пределах своего поселка, даже своего дома, а если и выносились за их пределы, то оставались вблизи родного поселения на своём же некрополе и не требовали столь специфических памятников.

Курганы были своеобразными храмами. С их появлением религиозная жизнь выходит уже за пределы поселений. У курганов собирались общины, чтобы почтить память умерших, принести жертвы богам, произвести праздника, решить важные дела. Курганы через чествования предков олицетворяли для степняков их исконную связь с определенной территорией. Возвышаясь над степными просторами, они служили своеобразными «вехами», обозначая территории расселения скотоводов и пути их передвижения. Каменная или земляная насыпь кургана символизировала сферическую форму купола неба.

На вершине многих курганов устанавливались вертикально камни, что напоминали человеческую фигуру, а впоследствии антропоморфные скульптуры.

Говоря о курганной культуре Кавказа, можно вспомнить и о кипчаках-половцах. В общих чертах, обряд везде был одинаков: основной задачей, стоявшей перед родственниками, было обеспечение умершего на том свете всем необходимым (в первую очередь конем и оружием).

Однако определённые детали половецкого обряда явственно отличались: это можно сказать по ориентировке умершего головой на запад или восток, погребении с ним полной туши коня или его чучела (головы, отчлененных по первый, второй или третий сустав ног, набитой сухой травой шкуры с хвостом), погребении одного чучела без покойника, размещении коня относительно умершего. Некоторые различия наблюдаются и в форме могильной ямы и, наконец, насыпи кургана.

Курганные могильники, в большей своей части относящиеся к эпохе ранних кочевников, группируются преимущественно в местах, наиболее благоприятных для зимнего выпаса скота (предгорья, долины рек). Их почти совершенно нет в открытой степи и в других районах летних пастбищ. Обычай хоронить своих покойников только на зимовках, существующий до сего времени у казахов и киргизов, несомненно, идет из глубокой древности. Эта закономерность в расположении курганов поможет при дальнейших раскопках определить районы расселения древних кочевых племён.

Весь облик самих курганов, а также особенности инвентаря характеризуют племена, создавшие этот памятник, как скотоводческие. Курганы-гиганты, в которых хоронились вожди племен, могли возникнуть лишь в результате коллективных усилий большого объединения людей, ведь маленькая семья земледельцев не сумеет возвести такое сооружение в одиночку. Расположение памятника на древней кочевой магистрали позволяет думать, что этот комплекс создавался постепенно скотоводческими племенами, передвигавшимися по ней ежегодно со своими стадами. Такое предположение может скорее всего объяснить грандиозные размеры могильника, который не мог быть воздвигнут обитателями какого-нибудь одного ближайшего поселения, уже в те времена территории необходимо было распределять правильно.

Очень интересен факт находки в знаменитом ходжалинском могильнике бронзового наконечника «свистящей» стрелы. Находки аналогичных стрел были замечены археологами и в других местах Закавказья (Джалал оглу, Борчалу, Муганская степь).

По мнению специалистов, древние тюрки с давних времен применяли так называемые «стрелы свистульки». У такой стрелы, чаще всего, на древке, ниже наконечника, имелась костяная свистунка в виде шарика, снабжённая отверстиями. Более редкий вид — это цельные со свистунками наконечники, имеющие в основании выпуклые полости с отверстиями или внешне схожие с костяными вытянуто-округлые железные полости с отверстиями на месте шейки.

Считают, что назначение свистящих стрел — устрашение противника и его лошадей. Китайские летописцы говорят об этих стрелах-свистунках как о вооружении тюркских народов, что подтверждается многочисленными находками их в погребениях алтайских тюрок VII-VIII вв.

Есть сведения, что такими стрелами указывали направление обстрела и давали другие команды. С освоением тюрками верховой езды и конного боя в рассыпном строю их основным оружием поражения противника на расстоянии стали лук и стрелы.

Именно с того времени, когда воины стали, прежде всего, конными лучниками, символическое значение данного вида оружия неизмеримо возросло. Изобретение сигнальных стрел-свистунок с костяными шариками и отверстиями, издающими в полете свист, способствовало появлению иного символического значения у таких стрел.

Легенда гласит, что наследник престола хуннского шаньюя использовал эти стрелы для воспитания своих воинов в духе беспрекословного подчинения. Всем, кто пустит стрелу «не туда, куда свистунка летит, отрубят голову». В качестве объектов для стрельбы он поочередно выбирал своего коня, «любимую жену», коня своего отца, правящего шаньюя Туманя, пока не добился от своих воинов полного послушания, и смог направить стрелу в отца, убить его, совершить переворот, казнить мачеху и брата и захватить власть. Свистунка стала своего рода символом преданности воинов военному вождю.

Можно предполагать, что бронзовый наконечник стрелы с отверстием, найденный в Ходжалинском могильнике на два тысячелетия старше аналогичных хуннских стрел.

Этнокультурное различие погребальной обрядности южнокавказского населения (прототюрки), наиболее яркое отражается именно в курганных захоронениях.  В этом мы можем убедится сравнивая основные черты и детали погребальной обрядности вышеупомянутых народов и племен (иранцы, пранахо-дагестанцы, правайнахцы, хуррито-урарты, кавказо-картвелы и др.) отраженных в синхронных археологических материалах.

Например, по мнению некоторых исследователей у предков современных северо-кавказских народов (чеченцы, ингуши) в древности были разнообразные погребальные сооружения (каменные ящики, склепы, ямы, перекрытые каменными плитами — в горах; ямы, перекрытые деревом, гробницы, сложенные из бревен и перекрытые деревом — в предгорьях), которые были широко распространены здесь с III тыс. до н.э.

Дагестанские народы, издревле проживающие на севере Южного Кавказа, в основном хоронили своих сородичей в грунтовых ямах, иногда окруженных кольцом или полукольцом из камней, иногда с частичной обкладкой могилы камнем, нередко с перекрытием из каменных плит. Что характерное, можно отметить «первичные» и «вторичные» захоронения, последнее, это расширение уже существующего кургана.

Таким образом происходило осуществление особых погребальных и иных обрядов и обычаев, например, выставление трупа, изоляция немощных и последующее их захоронение, связь с обрядом вызова дождя, с перезахоронением умершего и т.д., что находит некоторое подтверждение в этнографических материалах, в сведениях письменных источников. Обряд же расчлененного погребения наблюдается в единичных случаях и, как думается, в первую очередь, связан с человеческим жертвоприношением (что исключает термин «погребение»), а также с особыми обстоятельствами смерти или качествами конкретного человека, к которому была применена подобная процедура, не входящая собственно в понятие «погребальный обряд». К этому же типу относятся и погребения отдельных человеческих черепов, встреченные в некоторых погребениях могильников Дагестана, в которых нашли отражение, с одной стороны, человеческие жертвоприношения социально зависимого человека, а, с другой, представления о голове как «вместилище души»».

Таким образом, археологические данные позволяют нам утверждать, что истоки древнетюркского этноса связаны с Южным Кавказом и юго-западным Прикаспием, и предками азербайджанцев являются прото-тюрки, создавшие вышеуказанные археологические культуры.

Трудно было бы приводить подобные теории в полной уверенности без существования курганной культуры. И если посмотреть со стороны, тут заметен интереснейший оксюморон — мёртвые, даже будучи мёртвыми, помогают живым. Изучать такие явления следует как минимум для того, чтобы увидеть подобный феномен воочию.

Савид

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Пожалуйста, добавьте комментарий!
Пожалуйста, введите здесь Ваше имя