ЕСТЬ УЛИЦЫ ЦЕНТРАЛЬНЫЕ…

0
344

Готовить очередную порцию ядовитой лжи к датам 7 Ноября и 9 Мая для клеветников России давно уже стало традицией. Вот и некоторые ставропольские «историки» с приближением знаменательной даты не преминули в очередной раз напомнить в СМИ об «уместности названий улиц Ставрополя именами людей, организовывавших массовые репрессии».

Вообще-то, историки прекрасно знают, что вся история человечества построена на беспрерывных властных репрессиях. На протяжении тысячелетий мир сотрясали и сотрясают по сей день колониальные, межнациональные и межклассовые войны, которые являют собой квинтэссенцию репрессивных деяний человечества.

Но современные русофобы пытаются сосредоточить внимание общественности на репрессиях военного времени прежде всего в Советской России, так как именно эта тема, приносит им сегодня максимальные политические и материальные дивиденды. Иначе чем объяснить их стремление беззастенчиво называть улицы такими одиозными «организаторами репрессий», как П. Столыпин с его знаменитыми «галстуками» в деревнях или Николай II, отметившийся кровавыми расстрелами в столице, приветствовать репрессии против коммунистов Пиночета в Чили, Франко в Испании, на Украине и в Прибалтике с одной стороны, и неприятие улиц с именами героев Гражданской войны, включая даже и Героя Советского Союза генерала И.Р.Апанасенко, с другой?

К сожалению, у некоторых ставропольских историков сложилась не совсем здоровая традиция эксплуатировать антисоветскую тему что называется по максимуму, не взирая ни на моральные, этические и даже правовые нормы, опускаясь, порой, до откровенной лжи, фальши и клеветы.

Тем не менее, оказалось, что опрошенные интернет-порталом NewsTracker (https://newstracker.ru/news/society/30-10-2020/istoriki-prizvali-obsudit-ulitsy-stavropolya-s-imenami-organizatorov-repressiy?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop) историки и краеведы, ратующие за избавление улиц от советских наименований, кроме как осваговской карикатуры на большевиков времен генерала Деникина, никаких других доказательств «зверств» и репрессий Советской власти на Ставрополье так и не смогли предоставить в обоснование своей позиции.

В этой связи им, наверное, стоит поучиться аргументации усвоего непререкаемого авторитета краеведа Г.Беликова.

В своей публикации от 28 июня 2019 «Ставропольцы не реагируют на памятники палачам из-за незнания подлинной истории» (https://newstracker.ru/comment/german-belikov/28-06-2019/stavropoltsy-ne-reagiruyut-na-pamyatniki-palacham-iz-za-neznaniya-podlinnoy-istorii)краевед написал следующее: «Есть и совершенно ненормальные вещи. Например, на Даниловском кладбище есть памятник из гранита, надпись на котором гласит: «Здесь покоятся дети, убитые гитлеровскими захватчиками». А у меня лежат документы, что там лежат дети из детских домов, которые умерли от голода в 1933 году. Всего около 30 человек от 8 до 12 лет».

Единственный недостаток этого воистину «исторического открытия» краеведа в том, что он не уточнил, где именно у него «лежат документы»: за печкой ли, или под матрацем?

Но одно ясно, что у всезнающего и всевидящего краеведа имеются «документы» на все случаи жизни в истории края, но которые он почему-то никому не показывает. Зато историк не скрывал свои первоисточники, откуда черпал свои научные знания.

Об этих источниках мы можем узнать на страницах газеты «Открытая» от 23 февраля 2011 года из статьи «Вся история Отечества, запутанная и драматичная, стала хорошей проверкой современного поколения» (https://www.opengaz.ru/stat/antisovetchik).

Читаем:

«Одна из последних книг Германа Беликова — «Безумие во имя утопии, или Ставропольская голгофа» — о Гражданской войне на Ставрополье и последующем терроре, затянувшемся на долгие десятилетия. Возвращаться к этой теме снова и снова подталкивали противоречивые материалы госархивов, но главное — работы, в которых были собраны мрачные факты нашей истории.
В первую очередь это воспоминания горячо любимого Беликовым Ильи Дмитриевича Сургучева «Большевики в Ставрополе» — крик человека, видевшего своими глазами деяния безумцев».

В первую очередь отметим, что это — ложь. Так называемые «воспоминания Сургучева «Большевики в Ставрополе» никакие не воспоминания, а заказная агитационная брошюра времен Гражданской войны, каких не мало, вышедшая из-под пера Сургучева, как руководителя одного из отделов пропагандистского агентства (ОСВАГа) армии Деникина, под названием «Бесы русской революции» и, как и всякая другая военная «агитка», служила лишь для разжигания ненависти к врагу. Но в 90-е она снова была извлечена из архивов и для удобства антисоветской пропаганды переименована беликовыми под название «Большевики в Ставрополе».

Сургучев никак не мог быть свидетелем якобы зверского подавления большевиками Ставрополя офицерского восстания (террористическая вылазка восьми десятков белогвардейцев на красноармейские казармы в июне 1918 года), т.к. он еще в начале года сбежал в Ростов под крыло генерала Деникина.

Далее, газета в числе первоисточников, послуживших для Беликова, указывает книги следующих авторов: Н. В. Палибин, Б. Н. Ширяев, Б. А. Филиппов, Л. Н. Польский, в более поздних публикациях Беликов советует читать также и М. Бойкова.

Удивительное дело, но оказалось, что все эти авторы, как один, во время Великой Отечественной войны, также, как и Сургучев, состояли на службе у немецко-фашистских оккупантов. Так, Палибин и Филиппов служили бургомистрами оккупированных городов Майкопа и Новгорода,соответственно. Ширяев, Бойков и Польский также работали на фашистов в редакциях пропагандистских газет на оккупированных немцами территориях. Все эти военные преступники благополучно, кроме Польского, который от советского правосудия все-таки получил и отсидел длительный срок, сбежали с фашистами на Запад, а затем, с началом «холодной войны»,были отмобилизованы для совершения идеологических диверсий, и нашли надежную опору в лице солженицыных и беликовых.

Надо ли говорить, что идеалы людей, верой и правдой, служивших некогда в самом чудовищном репрессивном аппарате за всю историю человечества – фашистском режиме – были далеки от идеалов гуманизма, ради которых якобы последователи Беликова и затевают очередной разговор о переименовании улиц «организаторов репрессий»?

Эти диспуты совершенно не случайно перекликаются с постоянно навязываемыми «дискуссиями» о Второй мировой войне и в Европарламенте, где во что бы то ни стало стремятся исказить историческую правду о ВОВ, умалить, принизить и очернить роль СССР в разгроме фашизма в Европе.

Тактика и стратегия информационной войны, развязанной спецслужбами Запада против России довольна проста и строится на преемственности предательства и русофобии, маскируемых под антисоветизм. Ее можно обозначить, применительно к Ставрополю, такой схемой: сургучевы-солженицыны-беликовы и иже… Причем, делается это по принципу рука руку моет – каждый прославляет и воспевает друг друга.

Так, поколение эмигрантов Сургучева постаралось обеспечить Нобелевскую премию Солженицыну, затем, опираясь уже на новоиспеченный «авторитет», новое поколение антисоветчиков вознесло скромного музейщика Беликова до всевозможных высот почетных званий за его оголтелый антисоветизм и старания по внедрению в школы творчества коллаборациониста Сургучева и, наконец, сегодняшнее поколение антисоветчиков стремится утвердиться, предлагая назвать улицу именем Беликова, как непререкаемого своего авторитета-краеведа. Однако, усилия их тщетны – прочный дом невозможно построить на гнилом фундаменте идеологии нацистских пособников.

Вот так на могиле Сургучева приводились к «присяге на верность» антисоветизму эмигранты второй волны.

К этому еще надо добавить, что, продвигая друг друга по служебной лестнице, антисоветчики от культуры бесцеремонно препятствуют продвижению истинного творчества. Так, например, Беликов, с большим пиететом относящийся к «воспоминаниям» коллаборациониста Сургучева и иже с ним, в то же время к воспоминаниям ставропольского героя ВОВ писателя-фронтовика В. Г. Филимонова, написавшего книгу «Это надо живым», отнесся более чем прохладно, и на правах старшего научного работника музея написал отрицательный отзыв от имени министерства культуры Ставропольского края на его рукопись книги«Название улиц города – страницы истории Отечества»со словами:

«Оценка людям, чьими именами названы улицы города, даны с позиции советского времени. Так, в описании улицы тов. Ашихина указывается, что он был достойный сын партии и народа, однако это был обыкновенный красный палач».

Тем самым Беликов, никогда в армии не служивший, как бы приказал советскому ветерану Красной Армии предать советские позиции и поменять их на более близкие для себя антисоветские, а значит, по сути фашистские позиции.

«Просто ряд фигур категорически неприемлем с точки зрения гуманизма, например, тот же Дмитрий Ашихин, который никакой не революционер, а обычный садист. Когда жители прочитали о его «подвигах» еще в 1990-е, они сами подняли вопрос о возвращении улице названия Преображенская, но не сложилось», – утверждает автор региональных учебников «Ставропольский край в истории России» и «Страницы истории края», историк Алексей Кругов.

В переводе с «научного» языка это означает, что со лживой подачи Беликовым агитационной клеветнической брошюры Сургучева «Бесы русской революции» под соусом«воспоминаний очевидца» якобы зверств большевиков в Ставрополе, с фигурантом в ней садиста по фамилии Ашихин, жители ее прочли так, будто бы командир ставропольского гарнизона Дмитрий Ашихин был садистом-палачом.

Однако, из документов о тех летних событиях 1918 годав Ставрополе сохранилась лишь архивная осваговская фотография казни Дмитрия Ашихина белогвардейскими офицерами, которая свидетельствует, как раз об обратном: Д. Ашихин стал жертвой палача А. Шкуро, коварно захватившего бандитским способом Ставрополь летом 1918 года и ставшего в последствии уже в 1944 году группенфюрером СС вермахта, но которого «сургучевцы» не перестают прославлять и по сей день.

Причем, даже Сургучев напрямую не осмелился клеветать на красного командира. В своей агитке он живописал зверства всего лишь некоего абстрактного большевика по фамилии Ашихин без имени и звания.А вот Беликов и его последователи оказались намного лживее Сургучева и объявили, что персонаж из агитационной брошюры Сургучева, которую в свою очередь они назвали историческим документом(!), и есть командир Ставропольского гарнизона РККА Дмитрий Ашихин.

Меж тем, Дмитрий Спиридонович Ашихин, 25-ти лет отроду, был способным крестьянином села Летницкого, Медвежинского уезда, Ставропольской губернии, волею судеб оказавшийся на месте начальника гарнизона, защищавшего Советскую власть в Ставрополе от террористов. Примерно также сейчас защищаются от репрессий украинских бандформирований, типа «Азов» и «Айдар», и ополченцы на Донбассе.

Но доморощенные «ученые»озабочены лишь одним – как еще оболгать красного командира, геройски павшего от рук белогвардейских палачей, чтобы возвысить своего очередного «авторитета». Свою лживую версию истории они практически уже внедрили в школьные учебники.Чтобы окончательно стереть память у молодого поколения, дело осталось за малым — переименовать советские улицы. Вот почему советские названия улицснова и снова оказываются в центре внимания у русофобов и антисоветчиков.

Найдется ли в Ставрополе независимый от поставленных штампов лжецами 90-х историк, который встанет на защиту исторической правды, покажет время.

Максим Иванов, Ставрополь

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Пожалуйста, добавьте комментарий!
Пожалуйста, введите здесь Ваше имя