ВЫСТАВКА ТВОРЧЕСТВА ИЛИ ПОПЫТКА ГЕРОИЗАЦИИ ПОСОБНИКА НАЦИСТОВ?

1
329

Едва высохли чернила на письме МИД России, направленного в ООН накануне международного Дня памяти жертв Холокоста, чтобы обратить внимание мировой общественности на практику героизации бывших пособников нацистов на Украине в периоднемецко-фашистской оккупации Украины в 1941-1944 годах, и еще не объявлено окончание Всероссийской акции «Защитим память героев», как уже в г.Ставрополе появился анонс выставки «отражающей жизнь и творчество Ильи Дмитриевича Сургучева».

https://stapravda.ru/20210220/v_stavropole_gotovitsya_vystavka_k_140letiyu_pisatelya_i_dramatu_161487.html

Неискушенный читатель, наверное, будет раздосадован тем, что в заявленной в анонсе краткой биографии Сургучева отсутствует период его жизни в добрых два десятка лет с 1935 года по 1956-й. А искушенный уж ни за что не будет тратить время на бесполезные поиски материалов, посвященных творчеству Сургучева за период 1941-1945 годы, несмотря на его прямо-таки бурную творческую деятельность в ту пору, зная наперед, что организаторы выставки тщательно их будут скрывать.

Получается, как в известной сатирической интермедии: здесь читаем, а тут– нет, потому что селедку заворачивали… Почему так? Да потому что в это время И. Д. Сургучев верой и правдой служил в фашистском Управлении делами русской эмиграции во Франции, а также трудился в фашистских органах пропаганды, что и зафиксировано даже в Википедии. И если развернуть архивные оккупационные газеты «Новое слово» и «Парижский вестник» за 1940-1944 годы, то там можно найти немало статей Сургучева, например, с такими опусами.

Илья Сургучёв

1 июля 1941 года. «Когда 22-го числа я наклонился над газетой и прочитал, что началась война с Россией, у меняна мгновение… закружилась голова… И какая-то отдалённая надежда, как звезда, свет которой долетает до Землив миллионы лет… И я чувствую, как возвращается молодость, и из газетного крупного шрифта я пью фаустовское вино…»

2 июля 1941 года. «И в такие исключительно жгучие дни на русских людей свалилась такая сногсшибательнаяновость, как объявление немцами войны большевикам. Немцы пошли на большевиков… Начинают по-живому поблёскивать и набираться старого цвета уже начавшие выцветать глаза…»

4 августа 1941 года. «Россия горит, трещат города, великая страна в костре очищается от душевной болезни,греха-скверны, Россия несёт великие казни…»

5 июля 1942 года. «Историческая дата: сегодня вышелъ первый номеръ русской эмигрантской газеты «Парижскийвестникъ». Господа! Берегите этот номер и передайте его по завещанию вашим наследникам: когда-нибудь,пройдутъ сроки, и за него коллекціонерыбудутъ платить бѣшеныя деньги. Какъ ‹зеішцу ока, берегите послѣдніеномера «Возрожденія» и «Послѣднихъ Новостей»: на нихъ можно будетъ купить автомобиль…»

19 июля 1942 года. «Отрадно видеть, в какой последовательности возрождаются к новой жизни освобождённые(немцами от русских. – Ред.) русские города».

5 августа 1942 года. «Ворошиловск (Ставрополь) взят… Ворошиловск очищен. И первый раз в жизни я ощутилновое, неведомое чувство: смесь радости, печали, горечи, внутренней улыбки, внутри пролившейся слезы.

Тревога, неясные ожидания, настороженность, какая-то неоформленная надежда. И верится, и плачется…»(оккупирован немцами Ставрополь был 3 августа, этому и радуется господин Сургучёв. – Ред.).

История Великой Отечественной войны знает случаи добровольного перехода власовцев на сторону Красной Армии, но сдачи белоэмигрантов, состоящих в их рядах, не было зафиксировано никогда. Может быть, такая стойкость белоэмигрантских рекрутов вермахта объясняется тем, что им «промывали мозги» такие опытные и «авторитетные» пропагандисты, как Сургучев?

Какой именно конкретный «вклад» они внесли в истребление вермахтом тех 28 млн. советских людей, погибших в годы Великой Отечественной войны, нам не суждено узнать теперь уже никогда.

Но анонсировать выставки творчества коллаборационистов, которые в годы войны вдохновляли врагов на уничтожение наших дедов и отцов – это означает глумиться над их памятью.

Максим Иванов, Ставрополь.

Когда материал готовился к печати, мы связались со ставропольским Краеведческим музеем, где нам сообщили, что выставка о жизни и творчестве Сургучева переносится на неопределенный срок. Видимо, общественное негодование, вызванное попыткой проведения такого мероприятия, возымело действие.

Редакция «Нашего Кавказа» будет следить развитием событий.

 

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Пожалуйста, добавьте комментарий!
Пожалуйста, введите здесь Ваше имя