ШЕДЕВР СТАВРОПОЛЬСКОЙ КИНОДОКУМЕНТАЛИСТИКИ — ЭКРАНИЗАЦИЯ АГИТАЦИОННОЙ БРОШЮРЫ ОСВАГА

1
620

На просторах ютуба появился новый чуть ли не полнометражный документальный фильм «Два памятника одной трагедии» (https://www.youtube.com/watch?v=Ut3Tp3k7dsI&feature=youtu.be).

В анонсе говорится, что он впервые освещает неизвестные подробности одного из самых трагических событий в истории Гражданской войны в Ставрополе – восстании бывших царских офицеров.

Впервые ли? Вот что вспоминал, в частности, по этому поводу английский офицер артиллерии военной миссии при Деникине Хадлстон Уильямсон в своей книге «Прощание с Доном. Гражданская война в России в дневниках британского офицера 1919-1920. М., 2007. С.111-112».

«Сохранилась Записка Деникина, в которой он выражает недовольство тем, что документальная кинохроника показывает «вешание и порку». «Осваг посылал фильмы за границу, может быть они не осмотрены и туда «повешание» послали?» Естественно, что негативы и все копии ленты, ставшие причиной этого инцидента, были немедленно уничтожены».

Значит, новоявленный фильм, можно назвать продолжением, ремейком, так сказать, отдела пропаганды армии генерала Деникина, именовавшимся тогда «Освагом». Так что, снова готовимся к Гражданской войне? Похоже на то, если в обострившейся, пока что еще только информационной войне, вспомнили про подобные, старые, как свет, приемы агитации.

Правда, первые кадры, казалось бы ничего такого не предвещают: вот ведущий стоит у ставропольского символа революции — монумента красноармейца со звездной буденновкой и рассказывает, что еще с детства мечтал быть похожим на него. Но что это? — за кадром вдруг раздается резкий звук выстрелов, мелькают сцены расстрелов, и ведущий, моментально обернувшийся, уже стоит у памятника врагам революции.

Ну, что ж, думается, это в духе нашего времени – плюрализм. В том, видимо, и заключается трагедия нынешнего дня, что ставят памятники участникам прошлых трагедий по принципу — всем сестрам по серьге – и жертвам, и палачам.

Но с первых слов ведущего становится ясно, кого он считает жертвами, а кого палачами. Октябрьскую революцию, изменившую судьбы сотен миллионов людей на планете он, ничтоже сумняшеся, называет «большевистским переворотом», а бессмысленную террористическую вылазку 86-ти белых офицеров на казарму спящих красноармейцев «восстанием», несмотря на свою же грустную констатацию того, что в этом «восстании» рабочие, солдаты и крестьяне оказали поддержку Советской власти, а не прекрасным и благородным, с его точки зрения, «золотопогонникам» или, как бы их назвали сегодня, террористам.

Дальше – больше. Не успев сказать, что большевики на общем губернском собрании получили большинство, а значит пришли к власти демократично, ведущий тут же объявляет их «узурпаторами» и предлагает запомнить имя участника тех событий, сына ставропольского купца, контрреволюционера, «известного писателя Ивана Сургучева». После этих слов почему-то вспоминается фраза из известного художественного фильма «Свадьба в Малиновке»: «Значит, будут грабить!».

И точно: пошла плясать губерния – посыпались цитаты, словно из рога изобилия, из агитационной брошюрки, рожденной еще в недрах Освага, под названием «Бесы русской революции».

Автором этой брошюрки, как зритель уже запомнил, был достопочтеннейший «известный» писатель И.Д.Сургучев. Только вот в лихие девяностые «известные» уже современные «осваговцы» для большего пропагандистского эффекта, не церемонясь долго, переименовали его брошюру в «Большевики в Ставрополе».

Более ненавистных высказываний по отношению к Советской власти и партии большевиков ее возглавившую, чем в этой брошюре, трудно подыскать где-либо еще. Поэтому ведущий с экрана смаковал их на все лады. Так, он, хорошо одетый, позируя на камеру вещает насмешливо о том, что большевик Михаил Морозов в «драной папахе и дырявых сапогах» строчил 24 часа в сутки воззвания к народу, а к названию «Съезд рабочих, крестьянских и солдатских депутатов» добавляет зачем-то еще и слово «мещанских», а большевик А. Пономарев, с его слов, настолько был честолюбив, что якобы требовал от всех, чтобы к нему обращались «Ваше высокопревосходительство». Так же «творчески» ведущий подошел и к фамилии Ашихин, которая в брошюре, совершенно не случайно, фигурирует без инициалов. Но ведущий опять же, нисколько не церемонясь, добавил от себя к ней имя и отчество, т.е., если в брошюре это был вымышленный просто большевик «палач Ашихин», то у ведущего это уже конкретный человек, командир гарнизона «унтер-офицер Дмитрий Спиридонович Ашихин», но, разумеется, не офицер, а только недостойный «унтер». Видимо отсюда появился у фашистской пропаганды термин «унтер-меншен», благо Сургучев успел поработать в 1940 – 1944 годах и на нацистов, регулярно печатаясь в их газетах.

Затем ко всем этим придумкам добавляется откровенная ложь и клевета о «зверствах» и «красном терроре» ставропольских большевиков. Так, выдуманные в брошюре персонажи: таинственный «человек с мандатом Троцкого» Коппе, садисты Коваленко, Промовендов и «один из главных деятелей нашей истории Ашихин» в устах ведущего становятся реальными людьми, которые «носятся на автомобилях», почему-то не с красными, а с «черными знаменами». Только, вот незадача, даже в якобы «документах», представленных в фильме, вместо их портретов какие-то несуразные карикатуры и то без каких-либо «красных» атрибутов.

Тем не менее, современные «осваговцы» превратили «Большевиков в Ставрополе» в свое революционное (или контрреволюционное, тут уж становится трудно разобраться, коль пошла такая работа с памятниками) знамя.

На полном серьезе этот «боевой листок», предназначенный для возбуждения ненависти у молодых юнкеров и кадетов Добровольческой армии к большевикам, они, как только его ни величают: и своим «политическим манифестом», и «историческим документом», и памфлетом, «изобличающим красный террор».

Вот и в фильме, как, впрочем, когда-то и сам И.Сургучев в 1942 году, уже будучи сотрудником отдела пропаганды фашистского Управления делами русской эмиграции во Франции, объявил дату выхода первого номера своей оккупационной газеты «Парижский вестник» с портретом Гитлера на первой полосе «исторической», так и ведущий объявил заранее о «выходе» на авансцену фильма «известного писателя» И.Д. Сургучева. Ну а далее, уже по писаному, точнее, списанному с агитброшюры Освага: грабежи комиссаров, думающих только о власти и деньгах, пьяные бесчинства красноармейцев и революционных матросов, зверства красных командиров, «пляски смерти», и «красный террор», на фоне карикатурных «документальных» кадрах о большевиках и контрастно противоположных благородных портретов представителей Белого движения.

Так отъявленный бандит и головорез полковник А.Шкуро, захвативший Ставрополь в 1918 году, а уже в 40-вые ставший «сотрудником Гитлера», в фильме наделен титулом «освободитель Ставрополя». Возможно, вскоре, и Сургучеву креативные пропагандисты присвоят звание «очистителя Ставрополя», коль уж он написал в своем дневнике о захвате Ставрополя уже фашистами в августе 1942 года: «Ставрополь очищен».

Не забыл ведущий прорекламировать и еще одного власовца — Александра Трушновича, зачитав из его книги «Воспоминания корниловца» цитату о «красном терроре».

Но восхваляя эту теплую компанию предателей и говоря о приказах и якобы составлении большевиками «планов убийств», ведущий так и не представил ни одного документа, подписанного большевиками о «красном терроре», кроме монтажа хроникальных кадров с митингов, которые, судя по виднеющимся на них уже не актуальных лозунгах об учредительном собрании и ответе на белый террор, который должен был появиться только после сентябрьского постановления совнаркома о «красном терроре», явно не совпадают с хроникой событий «восстания», что не помешало ему уверять, что именно на подобных митингах якобы принимались решения о «немедленном уничтожении контрреволюционеров на местах, то есть в городе».

Но, в то же время, ведущий, рассуждая о страшном терроре, якобы творимом большевиками в городе, как бы между прочим говорит, что ставропольские большевики были вынуждены отправлять свои основные силы на какой-то «внутренний фронт». Что же это за фронт и откуда он мог взяться, если по словам самого ведущего уже к концу января 1918 года «Советы — во всех сёлах, во всех уездах Ставропольской республики»? Кто же на них напал? Оказывается, следы ведут к замечательному писателю Трушновичу, бывшему белому офицеру-корниловцу, так вдохновенно цитируемом ведущим.

Дело в том, что беглый от законной Советской власти контрреволюционный генерал Корнилов, спустя полгода после провозглашения Советской республики на месте царской империи, на ее Юге сумел собрать и вооружить сотни «замечательных» офицеров-добровольцев ради восстановления монархии, и с одной единственной целью: громить и грабить ненавистные Советы Юга России, а большевиков вешать и расстреливать, чем успешно и занимался отличный представитель этой армии «освободитель Ставрополя» полковник А.Шкуро.

Но ведь такие действия вооруженных людей против власти и называются террором, скажете вы. Однако, ведущий, что называется, и бревна в своем глазу не заметил, пока пристально разглядывал в чужом соринку. Именно так выглядит «красный террор» ставропольских большевиков по отношению к нескольким десяткам белых офицеров в сравнении с грандиозным террором, развязанным т.н. Добровольческой армией, против своего народа, сделавшего выбор в пользу Советской власти. И если бы ведущий фильма поинтересовался, что же происходило «в ста верстах от Ставрополя», при отражении красными частями и отрядом Фомы Григорьевича Шпака наступления корниловцев со стороны Сальских степей, то, наверное, тут же развернулся в сторону памятника красноармейцу. Но это ему уж точно малоинтересно по банальной причине – ведь на это Госдеп не выделяет денег.

Однако, раз мы заинтриговали читателей, то на время перенесемся за 100 верст от Ставрополя в с. Белая Глина и, если зайдем на сайт Белоглинских вестей, то увидим публикацию от 26.07.2012 под названием «Огненные версты Фомы Шпака».

 «6 марта у с. Средне-Егорлыкского произошел бой между белогвардейскими полками и отрядами самообороны, насчитывавшими 2,5 тыс. человек. После ожесточенного сопротивления ополченцы вынуждены были отступить. Заняв Белую Глину, белогвардейцы расстреляли 750 человек, учинив по всему селу кровавое побоище. Свидетельства переживших этот кошмар белоглинцев хранятся в Белоглинском историко-краеведческом музее».

Память об этом жестоком и масштабном терроре белогвардейцев в селе хранят также братская могила жертв этого побоища и мемориал «Защитникам Отечества». Но что-то подсказывает, что создатели фильма уже подумывают о том, чтобы и там появился памятник карателям села или хотя бы одному их любимому писателю-корниловцу Трушновичу, чтобы уже по-накатанному состряпать фильм «о двух памятниках», но уже белоглинских.

Но тут уж обратимся к Конституции, которая гласит: РФ чтит защитников Отечества, обеспечивает защиту исторической правды. Так кого называть защитниками Отечества? Белогвардейцев, с их иностранными покровителями или ополченцев, защищающих родное село от незваных, вооруженных до зубов, гостей-грабителей, кого чтить? Для жителей села Белая Глина, такой вопрос покажется кощунственным, но, как видим, только не для создателей фильма.

Доктор исторических наук В. П. Федюк в своей работе «Белое движение на юге России 1917-1920 гг» (1995), изучая деятельность «осваговцев», констатировал:
«Сейчас можно только догадываться, какими методами деникинские режиссеры «достоверно» изображали пытки, порку и расстрелы. Однако любопытно, что белогвардейские осведомители использовали не только агитационное воздействие кинематографа. Уже тогда они использовали кино для создания мифотворчества и сознательной клеветы, видимо, осознавая, насколько кинематограф пригоден для этой цели». /…/ Причем в руках буржуазных спецов изображение «зверств красного террора» приобрело черты дурной вкусовщины из плохих «сенсационных боевиков» начала ХХ века с их непременными гротескными злодеями, экзотичными убийцами, роковыми женщинами и т.д.  Благодаря Освагу на свет появились такие фантастические персонажи как негр Джонсон, убивавший людей, и чекистка Дора Явлинская, собственноручно убившая 300 (400, 700…) офицеров. Еще и сейчас этот миф разделяется многими.
Однако в результате современного исследования было установлено, что эти кровавые убийцы никогда не существовали и являлись исключительно плодом вымысла деникинской пропаганды».

Как видим, режиссеры нашего фильма оказались достойными учениками Освага. Но, если их учителя сели в лужу, то им предстоит погрузиться в собственную грязь, что называется, с головой, так как единственным подлинным документом в конце фильма о большевистском «палаче Ашихине», «доказывающим» зверства ставропольских большевиков, оказалась… осваговская фотография, отображающая расправу палачей-офицеров Добровольческой армии над красным командиром Д. Ашихиным.

Но если архивное фото свидетельствует, что Д. Ашихин жертва, то нравственно ли, и главное, законно ли, клеветать на него и ставить памятник его палачам – террористам, безжалостно коловших штыками спящих красноармейцев – защитников Отечества?

Максим Иванов, Ставрополь

 

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Пожалуйста, добавьте комментарий!
Пожалуйста, введите здесь Ваше имя