Демография на Кавказе. Куда летит аист?

0
131

Одна очень интересная поговорка гласит — «Бог дал зайку, даст и лужайку». Конечно, хорошая интерпретация старого доброго «плодитесь и размножайтесь», поспорить трудно. Однако насколько уместными можно считать данные выражения, когда речь идёт о деле государственной важности — демографии нашей страны? Думаю, что вполне — как хорошая, так и плохая сатира ещё никого не убила. Но закономерно появляется вопрос, как нынче обстоят дела с уровнем демографии на Кавказе, что конкретно можно сказать о селе и городе на сегодняшний день?

Известно, что в России только Северо-Кавказский федеральный округ продемонстрировал естественную прибыль населения в 2019 году. По данным Росстата этот показатель составил 20,5 тыс. человек.

Годом ранее за аналогичный временной период показатель составил 24,47 тыс. человек. Рождаемость упала в январе-мае 2019 года на 3,5 тыс. человек до 52,5 тысяч. Смертность немного выросла — с 31,5 тыс. человек годом ранее до 32 тысяч.

Наибольший прирост продемонстрировала Республика Дагестан. Показатель в 2019 году там составил 12,3 тыс. человек. На втором месте Чеченская Республика- 7,6 тыс. Далее — Республика Ингушетия -2,5 тыс. человек, Кабардино-Балкария — 607 человек, Карачаево-Черкесия — 213 человек. Завершает список Северная Осетия — там прирост составил 127 человек.

Кого-то эти цифры огорчат, кого-то обрадуют, по факту имеем что имеем, остаётся на крайний случай радоваться тому, что есть.

Если задуматься о недалёком прошлом, ещё в 2016-м Росстат заявил о резком снижении рождаемости в СКФО, а год спустя впервые зафиксировал её спад во всех регионах данного федерального округа.

Что же творится с по обыкновению многодетным и плодовитым Кавказом?

В первую очередь стоит сказать, что местное общество постепенно переходит от аграрного уклада к индустриальному. Мало где теперь нужны кучи сыновей и дочерей для того чтобы делать какую-либо работу в доме и в поле, подтирать сопливые носы младшим и присматривать за стариками. Рабочие руки в привычном их понимании успешно замещаются в условиях современности, меняются приоритеты, задачи. К месту говоря, это сопровождается снижением не только рождаемости, но и смертности, которая в СКФО тоже упала. Плюс, как ни как.

В КЧР, Адыгее, КБР наблюдается переход от среднедетной семьи к малодетной. Ингушетия, Чечня и Дагестан перешли с многодетности (от пяти детей) на среднедетность. Повторим, дорогие читатели, Чечня — это заставляет задуматься о неизбежности перемен. О Северной Осетии и Ставрополье говорить не приходится, там на одну семью часто не более двух голов ребятишек.

Главнейший фактор видимых изменений, несомненно — урбанизация. Население деревень стремится в города за более продвинутой, цивилизованной жизнью. Разумеется, в чужом монастыре свои порядки не продиктуешь, приходится подстраиваться и меняться в незнакомых условиях. Само собой, это не обходит вопросы семьи и детей, в каком городе будет комфортно содержать пятерых малышей в одной квартире? Таким образом в продвинутых и более сумбурных течениях происходит смена поколений.

Образ жизни, благодаря урбанизации, непреклонно меняется. Можно смело предположить, что в ближайшие годы снижение рождаемости появится даже в Дагестане. Если поинтересоваться показателями, Северная Осетия и КБР уже перешли через череду изменений.

Помимо прочего, эти самые понижения рождаемости на Кавказе ведут к изменению кавказского общества как такового. Чем-то напоминает старинного змея из легенд, поедающего свой хвост, данный круг начинает плотно замыкаться. Если только это уже не произошло… Для малодетных семей понятия «род», «закон предков» и «древние обычаи» уже не несут такой большой значимости, нет большой, многопоколенной семьи которая тебе это продиктует и будет напоминать до икоты, как своим ближайшим существованием, так и словесно. К сожалению, или к счастью, данные установки не передаются в память генетически, потому-то кавказская семья в наши дни по своему устройству приближается к среднероссийской. Хорошо это, плохо ли — каждый решает для себя сам.

В свою очередь поколение, появившееся уже в реалиях города, делает следующий шаг на пути к неизбежному прогрессу. К примеру, в сторону эмансипации женщин. Отдаление маленькой ячейки от большого рода – это не только отказ от некоторых обычаев в сторону либеральных условий жизни, но и другая экономическая модель. Когда идёт расчёт на то, что достаток детей обеспечивают их непосредственные родители, а не все родственники сразу, нужда в многопоколенной, любящей, помогающей и зачастую постоянно вмешивающейся в личную жизнь семье сходит постепенно на нет.

Здесь на зуб напрашивается нехитрый вывод — снижение рождаемости есть не только признак того, что Кавказ меняется, но и предпосылка к дальнейшим изменениям. Тут воины социальной справедливости могут открывать шампанское — всё только начинается.

К их чести стоит заметить, что нынче обсуждается то, что раньше не обсуждалось: семейное насилие, случаи принуждения к браку, тяжелые психологические барьеры между дочерьми и родителями, даже посылки к рассмотрению позиции и защите LGBTQ+ движений. С последним пока туговато, но тут можно облегчённо продохнуть. Разговоры об этом в Сети и СМИ пока еще прижаты, но в том же Дагестане они в последние годы уже активно ведутся. Открываются центры защиты, консультационные группы, бесплатные службы помощи жертвам насилия. По сравнению с тем, что было раньше это хороший прогресс. Ведь когда-то выносить подобный сор из дому считалось плохим тоном, пусть то и будет фингалом от любящего супруга…

У вайнахских народов эти процессы протекают медленнее – устои традиционного общества там сильны, а в Чечне они откровенно опекаются на уровне её «верхов». Чтобы убедиться в этом, достаточно пролистать местную новостную хронику за неделю-две, что-то да всплывёт. Но в этом необязательно видеть одни только минусы. К примеру, одна из причин роста экстремизма в исламском мире – это реакция одной части общества на ускоренную вестернизацию другой. Тут как в старушке физике — угол падения равен углу отражения. Поэтому помните, милые дамы, надевая лишний раз на улице шорты, вы можете вызвать протестные позывы у другой милой дамы, только она в ответ укутается в никаб. И чем короче будут эти пресловутые шорты, тем больше этот пресловутый никаб будет по плотности напоминать паранджу. Разумеется, ваш скромный автор не смеет ругать и порицать какую-либо формы одежды, ни в коей мере! Ведь при летних высоких температурах первые барышни могут слечь с сильными ожогами, а вторые — с перегревами и тепловыми ударами. Все в выигрыше, и это хорошо.

В заключение можно сказать, что продвижение Кавказа по пути современности и нового, прогрессивного типа семьи таким манером будет медленным, болезненным и неизбежным. И я, как не глупо бы это не звучало, нахожу это по своему прекрасным. Ведь практика показывает — чем тяжелее проходит процесс превращения, тем прекраснее в итоге его результат.

Савид

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Пожалуйста, добавьте комментарий!
Пожалуйста, введите здесь Ваше имя