Весёлого Хэллоуина!

0
255

Несмотря на смешанные чувства, которые День Всех Святых вызывает в умах российских граждан, могу со всей смелостью заявить, в нашей стране этот праздник как минимум выдающийся. Пусть даже определённая часть людей это событие празднеством и не считает. Ну, тут кому и кобыла невеста…
Как же в своё время этот день навёл шуму… Забастовки, бойкоты, жалобы в органы власти, преследование РПЦ (что характерно, и по сей день) и различными доброхотами- борцами за нравственность, благочестие и прочие консервативные понятия. На мой вкус чем-то напоминает плохонький триллер, может даже историческую драму.
Погрузимся же в историю для лучшего понимания очередного «мутного» феномена, на этот раз с двух сторон — самого Хэллоуина, который мы знаем и любим (ну, или не знаем и ненавидим) и Самайна — версии несколько иной, отличающейся от привычного современному обывателю празднования.
Хе́ллоуи́н — это современный международный праздник, восходящий к традициям древних кельтов Ирландии и Шотландии, история которого началась на территории современных Великобритании и Северной Ирландии. Отмечается каждый год 31 октября, в канун Дня всех святых. Хеллоуин традиционно празднуется в Западной Европе и Америке, хотя официальным выходным днём не является. С конца XX века, в ходе процесса глобализации, мода на атрибутику Хеллоуина возникла также в большинстве стран Восточной Европы и в СНГ.
Историки утверждают, что прообраз Хеллоуина, вероятнее всего, зародился только с появлением кельтского языческого празднества Самайн (о нём чуть позже).
Большинство символов праздника имеет долгую историю. Одним из самых знаменитых атрибутов является тыквенный светильник, или Светильник Джека, — он представляет собой полую тыкву, на которой вырезана зловещая гримаса, а внутрь помещена свеча. Считалось, что подобный плод, оставленный в День всех святых около дома, будет отгонять от него злых духов и прочую нечисть. Истоки этого обычая уходят в глубь веков, когда жители британских островов вырезали рожицы на плодах во время сбора урожая. Как и многие другие языческие традиции, этот символ был охристианизирован и, согласно популярному ирландскому поверью о Джеке (отсюда название), Светильник Джека представляет собой «душу, не принятую ни в рай, ни в ад». Легенда о нём претерпела множество изменений в массовой культуре, но один из первых вариантов её дошёл таки и до наших дней:
По дороге домой выпивоха Джек повстречал дьявола, однако ему удалось обвести его вокруг пальца — он попросил нечистого залезть на дерево за фруктами, и как только тот взгромоздился на раскидистую крону, Джек нацарапал на стволе крест, таким образом пленив дьявола и выторговав для себя привилегии. Проведя жизнь в пьянстве и грехе, Джек не смог попасть в рай после смерти. Согласно данному обещанию, дьявол также не стал забирать Джека и в ад, а лишь бросил ему кусочек угля из адского пламени. Той холодной ночью Джек положил тлеющий уголёк в пустую репу, чтобы тот не затух. С тех пор он скитается по земле, никак не найдя себе места.
Но светильник на Хеллоуин не всегда изготавливался из тыквы: в Ирландии и Шотландии для этого традиционно использовали репу, однако прибывшие в Северную Америку иммигранты быстро заменили её на тыкву, как более доступный и крупный овощ, проще поддающийся вырезанию. Впервые создание тыкв-светильников в Америке было зафиксировано в 1837 году; этот ритуал, проводившийся во время сбора урожая, не имел никакого отношения к Хеллоуину вплоть до второй половины XIX столетия. Лишь к 1900 году использование тыкв во время празднования Хеллоуина вошло в широкий обиход.

Облачение в карнавальные костюмы — сравнительно недавно возникший элемент праздника. Впервые как полноценный обычай оно было зафиксировано в начале XX века и восходит к американским традициям костюмированных вечеринок. Впервые ношение маскарадных костюмов на Хеллоуин зарегистрировано в 1895 году в Шотландии, когда дети в масках ходили по домам и получали конфеты, пирожные, фрукты и деньги. Нет ни одного упоминания о подобных традициях в США, Ирландии или Англии до 1900 года.
Сами костюмы на Хэллоуин значительно эволюционировали за прошедший век. Изначально они были образами уродливых исхудалых лиц людей, что довольно ясно — мор и голод вели к смерти и в те времена ещё являлись страшным делом. Это выглядело далеко не празднично и достаточно пугающе. Но уже к началу 2000-х костюмы все более приобретали яркие образы, и сам праздник превращался в шоу.
В праздничном убранстве домов большую роль играют символы осени, например, деревенские пугала — это немаловажно. Правильно украшенное жилище должно было по традиции показывать то, насколько прибыльным и урожайным был для хозяев этот год. Так же дом должен был при помощи тыкв с вырезанными лицами, как прообразами черепов поверженных врагов, отпугивать злую силу и неприятелей от порога.
В общих чертах, для России Хеллоуин — экзотический и неоднозначный праздник. Русская православная церковь негативно относится к нему негативно. Руководитель службы коммуникации РПЦ Георгий Завершинский называет праздник «карнавалом зла» и «религиозным фестивалем, несовместимым с русской культурой».
Негативное отношение к Хеллоуину поддержано рядом чиновников, что выразилось в ряде региональных запретов празднования его в государственных учреждениях, в том числе на Кубани и в Карелии. Данная инициатива довольно быстро себя исчерпала. Одной из причин подобного называют отход от корней праздника в России, так как среди россиян всё чаще становится модным надевать во время Хеллоуина исторические или тематические костюмы, далёкие от мистической тематики.
Связь с религией так же оставляет желать лучшего. Чаще всего верующие христиане западного толка воспринимают праздник нейтрально из-за его откровенной шуточности и наигранности. Римско-Католическая церковь не считает праздник религиозным, но признаёт его связь с христианством, в связи с чем разрешает отмечать его в любых церковно-приходских школах.
В странах Восточной Европы многие представители православной церкви выступают резко против празднования Хеллоуина, считая, что это «праздник внутренней пустоты и побочный признак глобализации». Архиепископ Запорожский и Мелитопольский Лука даже обратился к властям Запорожья и области с требованием прекратить распространение в регионе «чужого православному народу» праздника. Несмотря на растущую популярность этого праздника в России, Русская православная церковь и Совет муфтиев России негативно относятся к празднованию Хеллоуина:
«Ритуалы, связанные с этим днём, с детства приучают людей к тому, что нужно отдавать злу какую-то дань, примиряться с ним, даже сотрудничать — вместо того, чтобы бороться со злом и решительно отвергать его, как учит Русская Православная Церковь»
— Протоиерей Всеволод Чаплин
Забавное дело — в агрессивной политике, направленной на изничтожение этого дня на исконно русской земле, уважаемые духовные лица забыли простейшую формулу. Со времён Адама, Евы (по счёту не первой его жены и обжоры, фактически положившей начало роду людскому), а также Змея и Дерева Познания, закон нерушим — запретный плод сладок. И как сильно не старался бы господин Милонов и идущая вслед за ним толпа моралистов, как ни упирались бы духовные лидеры — война за «непорочные» души молодёжи по факту проиграна.
Пережиток истерии начала 2000-х на наш день угас, периодически, как выдыхающийся уголь, вспыхивая то тут, то там, в безуспешной попытке изменить положение дел. В столице и больших городах этот день перестал быть новшеством. Клубы, бары, музеи, театры, квест-румы, кинотеатры и даже торговые центры проводят в подобной тематике порой и по нескольку дней, готовые развлечь посетителей и получить никогда не лишний навар. Ждут не дождутся там этого дня и стилисты, визажисты, костюмно-прокатные компании, продавцы сладостей. Но на мой взгляд, весточкой того, что РПЦ эту битву заведомо проиграла, может служить тот факт, что даже продавцы на рынках, адаптируясь под изменчивые вкусы клиентов, партиями закупают праздничные тыквы. Да, пусть многие из них и не понимают, к чему весь этот балаган, да и праздник вроде-как и не наш. Но факт остаётся фактом — явление, проникшее так глубоко в повседневное существование народа есть явление неуничтожимое (как тараканы в московской хрущевке). Трави, не трави — они будут рядом, скрашивать своим присутствием досуг и создавать особую атмосферу. Пусть День Всех Святых не так популярен — если из 20 человек у нас о нём знает 4, то это хорошо. Но верно одно- степень его значимости зависит исключительно от продвижения его народом. Если посмотреть на современные тенденции и довольно благожелательное отношение к Хэллоуинну в массах, я не удивлюсь, если лет через 20-30 на 31 октября и в кабинетах чиновников будет стоять по вырезанной тыкве со страной мордочкой…

Для контраста стоит перейти к Самайну — предполагаемому первоисточнику Хэллоуина.
Самайн, иначе Самхейн— кельтский праздник окончания уборки урожая. Знаменовал собой окончание одного сельскохозяйственного года и начало следующего. Впоследствии совпал по дате с кануном Дня всех святых, повлияв на традиции народно-католического праздника Хеллоуин.
Языческий праздник отмечался и после принятия христианства населяющими Британию народами. Так, при ирландском дворе в Таре праздновался в первые три дня ноября, многолюдно и с соблюдением всех древних традиций, ещё в XII веке.
Традиционно считается, что восприятие Самайна как тёмного языческого праздника, связанного с мёртвыми, обязано своим появлением христианским монахам X—XI веков (они тогда особо любили «поднять бурю в стакане»), писавших о нём спустя примерно два столетия после утверждения Дня всех святых и примерно через 400 лет после принятия Ирландией христианства. В то же время уже в VIII веке День всех святых начинает постепенно замещать Самайн; благодаря взаимопроникновению гэльских традиций и католических обрядов начинают формироваться первые зачатки будущего Хэллоуина.
При принятии христианства Самайн наложился на День всех святых, празднующийся 1 ноября, после которого, 2 ноября, идёт День поминовения усопших. Предшествует же этим церковным праздниками ночь с 31 октября на 1 ноября — Хеллоуин (от англ. All Hallows’ Eve «навечерие (канун) Всех святых»).
В настоящее время в России Самайн отмечается в Москве, Санкт-Петербурге, Владивостоке, Нижнем Новгороде, Кирове как фестиваль «кельтской» культуры: ирландской, шотландской и бретонской. На сценических площадках выступают музыкальные коллективы и танцевальные школы, проходят праздничные конкурсы. В этом контексте мероприятие напоминает скорее празднование Дня святого Патрика, нежели Хеллоуина.
Для исключительных патриотов найдётся и свой уголок, куда притулиться — русская культура обладает своим аналогом «буржуйского» праздника. Имя ему — Велесова ночь.
У Древних Славян — Велесова Ночь – чародейная ночь с 31 октября на 1 ноября, когда Белобог окончательно передаёт Коло Года Чернобогу, а Врата Нави до первых петухов (либо до самого рассвета) широко распахнуты в Явь. По факту, как и Хэллоуин, как и Самайн — это день перехода. Грань на ночь с 31 на 1 становится достаточно тонка для того, чтобы различные сущности проникли на короткое время в мир живых, а сущности уже живущие с ними бок о бок стали в несколько раз сильнее.
Страшный и в то же время веселый дух праздника связан с тем, что согласно языческим верованиям жизнь зарождается из смерти. Так, приход смерти, иначе зимы, праздновался одновременно и как зарождение новой жизни.
Велесова ночь – это ночь великой силы, когда истончаются границы между мирами, когда духи наших предков и тех, что будут жить после нас, предстают неотъемлемым целым, вместе с умирающим и обновляющимся миром, со стихиями и их мощью. Прежде всего, это семейный праздник. Считалось, что в Велесову ночь духи предков возвращаются к своим потомкам, чтобы преподнести им уроки и благословить весь род. Вместе с предками так же в просыпались и различные духи и мелкие божества, которые становились сильнее в этот день года.
Пусть это звучит не так устрашающе, как Самхайн, и не так весело-красочно, как Хэллоуин — пусть. Но как же приятно знать, что и в России, хоть и в давние времена, было нечто подобное! Именно было — праздник стал преследоваться церковью как языческий пережиток. И не постигла его участь Масленицы, которую священнослужители, скрепя костями поначалу, да пустили. И не вспомнят про него как про Ночь на Ивана Купалу — ведь появился тот же яркий Хэллоуин, убрав более простого и старомодного конкурента с законного места.
Может это опять мой скачок из очередной крайности в крайность, но грустно подумать — по факту мы сами, включая и РПЦ, определённые стечения обстоятельств и событий в нашей истории и просто волю судьбы… Да, мы сами избавились от исконно русского, пусть и языческого праздника, что имел место быть ещё до союза князя Владимира и Константинополя — с условием добровольно-принудительного выбора конфессии.
Что остаётся пожелать напоследок? Терпения и понимания — и тем, кто любит праздник Хэллоуин, и тем, кто его на дух не переносит. Поверьте друзья, борьба Бобра с Ослом, как говорится, бесконечна, всё что сейчас мы имеем, происходит совсем не случайно. Всё идёт так, как и должно быть. К тому же, жить так куда интереснее.
Недовольным представителям власти административной стоит изучить историю, понять предмет своих мучений и попытаться хоть раз своими силами провести всё организованно и цивильно. И как бы не была велика моя нелюбовь к «разносчикам демократии» и их властным структурам, нашим стоит у них поучиться- особенно если представить, сколько денег в итоге получает при грамотном подходе организующая сторона. Тут и «овцы» (получившие неплохую прибыль с мероприятия, устроившие культурный отдых своим гражданам и проведшие для властных структур целую пиар компанию) целы, и «волки» (успевшие повеселиться на организованном властями карнавале, походить в страшных костюмах и объестся праздничной еды) сыты. Все в выигрыше!
И, на сладкое, вариант — следовать словам великого Никколо Макиавелли, который, будучи великим политиком, мыслителем, философом, писателем, автором военно-теоретических трудов и бог знает кем ещё, сказал-
«Не можешь победить — присоединяйся»
Всем весёлого Хэллоуина, спокойного Самхайна и доброй Велесовой Ночи!

Савид

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Пожалуйста, добавьте комментарий!
Пожалуйста, введите здесь Ваше имя