Следы Тура Хейердала обнаружены в Архызе

0
213

85-летию со дня рождения
Льва Львовича Жданова посвящается

— Все! Василич! Это сороковое!

Светка сбросила рюкзак у самого берега и подошла к воде. Несколько гектаров ультрамарина спокойно плескались у ее ног. Озеро Кяфар. Высота  две тысячи над уровнем моря. Вершины гор опрокинулись в зеркальной глади. Вокруг альпийские луга. Подошли лошади. Осторожно пьют. Тишина.

Вечер. Пошевеливая прутиком угли  костра, Светка рассуждает:

– Норвежский  путешественник за 101 день прошел один океан, да и то на плоту «Кон-Тики», а мы, пеше, за десять, прошли сорок маленьких морей, каждое по красоте не ступает Тихому океану. Туру Хейердалу такое и не снилось!

– Эх, Света! Туру Хейердалу это не только снилось,  он был здесь, в Архызе.

Об этом мне поведал Лев Львович Жданов – наш известнейший  российский потомственный переводчик и литератор, с которым меня познакомил начальник Архызского спасотряда, мой друг и соратник Тохтар Хубиев.

– Николай, знакомься – мой гость Лев Львович, переводчик «Кон-Тики».

Вот так… просто! Сели за столик во дворе спасслужбы под березками. Достали из рюкзаков, что «бог послал». Звякнули кружки.

Лев Львович направлялся со своим огромным семейством в горы в свой традиционный поход по Архызу. А мы, группа  спортивно-туристского клуба «Стрижамент», возвращались из экспедиции – «прорабатывали» наш тур «Голубое ожерелье Архыза».

Дальше все как обычно – пошли рассказы, кто, где был, какие перевалы прошел, с кем. В центре внимания конечно Мэтр. Он рассказывал, как, переводя книгу Жак-Ива Кусто «В мире безмолвия», придумал слово «аквалангист» и ввел его в русский язык, ибо при переводе с  французского оно звучало как «человек-лягушка». Как  встретил в Берлине конец Великой Отечественной войны. Как познакомился с Туром Хейердалом. Как путешествовал с ним по СССР.

Хейердал – норвежский ученый этнограф, который стал известным всему миру после того, как  дерзнул пуститься в плавание через Тихий океан на плоту «Кон-Тики», который сам построил из бальсового дерева. Такие плоты строили южно-американские индейцы. С экипажем в шесть человек он прошел по океанским водам от Перу до острова Раройя, преодолев расстояние  в 8 000 километров, доказал, что древние могли пересекать на утлых плавсредствах огромные расстояния. Об этом путешествии Тур Хейердал написал  книгу «Путешествие на Кон-Тики», которая  переведена на 67 языков и разошлась фантастическими тиражами, а документальный фильм, снятый путешественниками за время плавания, в 1951 году получил премию Американской киноакадемии «Оскар».

Перевод книги «Путешествие на Кон-Тики», на русский язык в одночасье сделал Льва Львовича знаменитым. За свою жизнь он перевел более 150 книг – с английского, норвежского, шведского и других языков. Благодаря ему читатели познакомились с творчеством таких писателей, как Р.Амундсен, Б.Даниельсон, Я.Линдблад, Дж.Даррелл, К.Саймак, А.Кларк. Р.Брэдбери. Ж.-И.Кусто.

И вот в разгар дискуссии, какие горы круче, я услышал от Льва Львовича: «Когда мы с молодым Туром Хейердалом поднимались по крутому склону  в районе Чертовой мельницы, он испугался высоты, и я его с трудом спустил вниз к реке». Значит, Тур был в Архызе?! В нашем любимом Архызе был сам Тур Хейердал!!!

И только спустя много лет я прочел в каком-то издании:  «Я вообще-то Тур Хейердал. Но, кроме того, я внук Тура Хейердала, сын Тура Хейердала, отец Тура Хейердала и дед Тура Хейердала». Оказывается Лев Львович путешествовал по Архызу с сыном Тура Хейердала, тоже Туром.

Вот что об этом рассказывал мне его сын  – Алексей Жданов:

– Лев Львович  имел обыкновение при переводе очередной книги списываться с авторами, чтобы уточнить некоторые моменты. Так  познакомился  с Джеральдом Дарреллем, Туром Хейердалом, его сыном, и другими. Младший Туренок, как его звал отец, шел с ним по ущелью Кызгыч до Чертовой мельницы, здесь ему стало плохо – прихватила «аэрофобия» (панический страх высоты), пришлось просить о помощи местных пастухов с лошадьми. Затем в Архызе начался переполох – НОРВЕЖЕЦ! Иностранец! Капстрана! Без соответствующего сопровождения! Из Черкесска прибыли люди из органов, допросили, нервы помотали, выдали легковой автомобиль с шофером и с помпой, передавая из рук в руки, отправили до самой Москвы. В Москве тоже встретили, отца пожурили…

Еще до войны пять лет Лева Жданов жил в Норвегии со своей матерью – техническим работником Советского посольства (отсюда хорошее знание языков) рядом с королевским дворцом. Тогда наши дипломаты, проводя линию партии на сближение с мировым пролетариатом, проживали не в отдельных домах, а в местных семьях. Там он  любил «доставать» короля Норвегии, подбегая к дворцу, где был маленький звоночек, звонил и быстро сматывался, весело представляя, как король бежит к двери, путаясь в мантии.

В армию Лев Львович призвался с Фанских гор – работал там в геологической партии. По получении повестки на войну пошел по снегу до Душанбе 80 км, а в военкомате заявили, что ошибка вышла. Только пришел назад, как снова вестовой, и снова пешком… Затем Курская дуга, радист и переводчик немецкого языка в штабе 4-й танковой армии. Награды – Орден Красной звезды, Орден Отечественной войны, медали.

Архыз был любимым местом  Льва Жданова, но нравилась ему и Гвандра и Приэльбрусье. Часто ходил из Домбая через Алибек, Халегу, Марух. Ходил в одиночку, без палатки, в кедах, с одеялом, по пути примыкая к небольшим диким туристским группам. Когда  его дети, подросли водил их по своим маршрутам.

Умер он в пути в горах недалеко от перевала Дорбун. На перевале Алексей, сын, с друзьями оставил металлическую табличку с его любимыми словами «…лучше гор могут быть только горы».

Лев Львович Жданов похоронен в селении Архыз на христианском кладбище. Прошло немало лет, но всегда, когда я прихожу проведать этого великого Человека, вижу на его могиле скромный букетик полевых цветов.

Николай Трюхан

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Пожалуйста, добавьте комментарий!
Пожалуйста, введите здесь Ваше имя