«МУЗЕЙ» МИНЕРАЛЬНЫХ ВОД

0
296

Так обычно говорят о Пятигорске, неповторимую особенность которого, главное его богатство и гордость составляют минеральные воды. Подбор их поистине уникален. На небольшом в сущности «пятачке» земли, окружающей Пятигорск, природа собрала более сорока выходов целебных вод почти всех видов, существующих на нашей планете. Расскажем о наиболее важных и ценных. 

Под знаком Орла 

На скалистой вершине горы Горячей, что возвышается над знаменитым курортным парком «Цветник», стоит не менее знаменитая скульптурная композиция: орел, терзающий змею. Поставленный в начале ХХ столетия «Орел» – так все называют эту скульптуру – сделался эмблемой Кавказских Минеральных Вод. Но далеко не все знают, что скульптура была установлена на том самом месте, где двести лет назад вытекал горячий минеральный источник, давший начало курортному Пятигорску и долгое время бывший главным его целебным ключом. 

Самый обильный и горячий поток минеральной воды, вырываясь из отверстия в скале единой мощной струей, растекался по склону многочисленными ручейками, оставлявшими после себя разноцветные следы – белые, зеленоватые, ржаво-рыжие. Подобную картину сейчас увидеть трудно – ток минеральных вод упрятан в подземные трубы. Но там, где излишки воды сбрасываются наружу – под Академической галереей, позади Пироговских ванн, возле Провала – по склонам горы бегут такие же ручьи, оставляя такие же натеки, как и те, что видели когда-то первые посетители Горячих вод, купавшиеся в единственном тогда источнике, который дал начало пятигорскому курорту. Возле него поставили первую лачужку-купальню, потом выстроили первое деревянное здание для приема бальнеопроцедур. Этот же источник питал водой и первые каменные ванны – Николаевские, построенные у подножия Горячей горы, их здание сохранилось до нашего времени и именуется Лермонтовскими ваннами.  

Первоначально источник именовался Александровским, а в советское время был назван Лермонтовским, поскольку Михаил Юрьевич лечился его водами. Еще один аналогичный по составу и лечебному действию источник выведен из недр Горячей горы уже в ХХ веке. Более обильный и стабильный, он стал как бы наследником старейшего ключа. Поэтому со временем эти источники получили названия Лермонтовский № 1 и Лермонтовский № 2 

Считалось, что первоначально эта горячая углекисло-сероводородная вода служила в основном для ванн. Но использовалась она и для питьевого лечения. Так, известно, что пить воду Александровского источника было назначено Льву Толстому, лечившемуся в Пятигорске летом 1852 года. А более широко она широко стала использоваться для питья после того, как в 1897 году по проекту инженера К.Ф. Ругевича в «Цветнике» был сооружен бювет в виде изящной мраморной колонки, который назвали Воронцовским. В 1932 году вместо него там, же в «Цветнике», по проекту архитектора П.П. Еськова построили треугольную беседку, получившую название «Стахановский бювет». Однако это название осталось неизвестным широкой публике, которая обычно именовала бювет «Треугольным». В 1972 году вода Лермонтовского источника № 2 была выведена в открывшуюся Центральную питьевую галерею, где ее и пьют сегодняшние курортники. 

Ну, а тот, самый первый, самый старый источник – что же – исчез совершенно? Оказывается, нет, жив, курилка! Время от времени он даже пытается пробиться на поверхность сквозь трещины в скале, составляющей подножие Орла. Его приходится блокировать бетонными плитами и железными листами. Их видно всякому, кто поднимается к популярной скульптуре. А если прислушаться, можно уловить шум бегущей под ними воды. Чувствуется там и довольно сильный запах сероводорода. Это дает о себе знать наш главный целебный ключ.  

«Шаманов ключик» и «Кислосерный колодец» 

 

В начале позапрошлого уже теперь ХIХ века на горе Горячей появился источник с довольно странным названием «Шаманов ключик». Еще более странным покажется оно, если сказать вам, что Шаман – это кличка собаки. Какое отношение она может иметь к лечению минеральными водами? – спросите вы. А вот как было дело… 

Летом 1803 года в поселение у Машука прибыл архитектор Н.А. Львов, посланный императором Александром I на Горячие Воды для того, чтобы сообразно своему усмотрению, решить, «каким образом наилучше они устроены быть могут». Горячий источник уже получил ко времени его приезда довольно широкую известность. Естественно, что у единственной купальни, поставленной в конце 1800 года, собирались большие очереди.  

Томиться в них Николаю Александровичу не хотелось. Выручил его верный пес Шаман, постоянный спутник во всех поездках – неподалеку от главного источника он нашел еще один, совершенно такой же по составу, но менее горячий. Купаться в нем было гораздо приятнее, в чем Львов получил возможность убедиться. Велев солдатам выдолбить около нового источника небольшую ванну, он стал купаться в ней без всякой очереди. В благодарность за находку архитектор назвал источник именем любимого пса.  

А где находился Шаманов ключик? Сейчас трудно сказать. Ведь после Львова многие обнаруживали на Горячей горе выходы минеральных вод. Всего же к середине XIX столетия на Горячей горе и вблизи нее было обнаружено более сорока источников. Вот названия только некоторых – ВарвациевскийСабанеевскийЕленинский, Кабардинский, Мариинский, Ахиллов, Калмыцкий, Ермоловский, Михайловский, Солдатский, НаумовскийПортнягинскийТовиевский… Кто нынче помнит эти названия? Разве что самые завзятые знатоки пятигорской старины. 

А вот тот, что в 1809 году московский врач – филантроп Федор Гааз открыл в верховьях Горячеводской долины, дав ему наименование Елизаветинский, сохранился в истории. В 1820 году из него не раз пил А.С. Пушкин. Очень скоро «кислосерный колодец», как он тогда именовался, сделался очень популярным у «водяного общества», а площадка вокруг него – местом гуляния и встреч «водяного общества», что было достаточно ярко описано в романе М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени».  

Для удобства публики на площадке около этого колодца была сооружена полотняная галерея, где можно было укрыться от дождя или палящего солнца. Позднее ее заменили деревянной. А в 40-х годах XIX столетия архитектор-англичанин С. Уптон, приглашенный наместником Кавказа князем М.С. Воронцовым построил у Елизаветинского источника, одну из первых своих каменных галерей. И одну из самых красивых. Как драгоценная корона венчает это белокаменное диво Горячеводскую долину, спрятанную между машукскими отрогами. Источник оказался внутри галереи. Бювет его имел вид круглого колодца, верхняя часть которого была оформлена в виде вазы. 

В 60-х годах ХХ столетия питьевым бюветом стал южный павильон галереи. Правда, вода в него поступала не из давешнего источника, а из буровой, но по вкусу и свойствам своим это была точно та же вода, которую пили Пушкин и Лермонтов. А в память от старого колодца осталось заделанное камнем круглое отверстие в полу галереи. Увы, сегодня снова в галерее не слышно журчания целебной влаги, хотя неподалеку от нее пробурено еще несколько скважин, которые позволяют, при необходимости подать туда воду различных типов. 

Пятигорские нарзаны – холодные, теплые, горячие… 

Когда-то здесь пролегала очень оживленная дорога к Провалу. Бойко катили по ней пролетки и линейки, а позже автобусы и легковые автомобили. Рядом с веселым звоном бежали трамваи, вереницами шли пешеходы… Сегодня шоссе, в которое переходит улица Лермонтова, малолюдно. Но каждый, проходящий здесь, невольно обращает внимание на беседку-ротонду, стоящую у дороги. Легкая, светлая, изящная, она так и притягивает к себе взгляды прохожих. И краеведам, и знатокам старины она интересна, как родоначальница истории пятигорских нарзанов  

В 1902 году младший горный инженер Управления Вод Э.Э. Эйхельман прокладывал водопроводную линию в новый курортный район близ Провала. Скромная должность не мешала этому человеку быть пытливым исследователем. И, конечно же, обнаруженный на трассе водопровода – в верхней части нынешней улицы имени Лермонтова – грифон минеральной воды, не мог не заинтересовать его. Химический анализ показал, что вода этого источника по своему составу и температуре отличается от остальных пятигорских вод и очень походит на кисловодский Нарзан. Поэтому открытый Эйхельманом источник стали называть «Пятигорским нарзаном» или «Новым нарзаном». 

Вскоре над источником устроили легкий деревянный, крытый железом павильон. А в 1911 году по проекту инженера-архитектора А.И.Кузнецова на его месте был сооружен ныне существующий бювет в виде изящной беседки-ротонды. Благодаря своему кисловатому вкусу и прохладной температуре «Новый нарзан» быстро сделался очень популярным и у лечащихся, и у курортных медиков, признавших его целебные свойства. Так начала возрождаться вера в забытые было питьевые достоинства пятигорского курорта, тем более, что открытие Эйхельмана оказалось лишь «первой ласточкой», за которой потянулась целая серия подобных находок. 

Ученый-гидрогеолог А.Н. Огильви, ставший позднее первым директором Бальнеологического института, заложил неподалеку от источника № 1, открытого Эйхельманом, несколько скважин. Та, что числилась под № 7, в 1915 году дала такую же углекисло-бессероводородную воду, но с более высокой температурой, чем в источнике Эйхельмана. Огильви продолжал поиски, которые принесли еще один успех – подобная вода стала поступать и из скважины № 4, заложенной в начале 30-х годов вблизи Седьмой буровой. После этого первый источник с водой такого типа стали называть «Холодным нарзаном», а те, что были получены Огильви, – «Теплыми нарзанами». Оба теплых источника находятся в небольшом скверике, расположенном у подножья Машука, по соседству с санаторием имени М.Ю. Лермонтова и Верхней радоновой лечебницей. Над источником № 7 в 1916 году по проекту инженера-строителя А.И.Кузнецова был сооружен первый, открытый, бювет. В 1927 году этот источник получил имя академика И.П. Павлова. В 1956 году над ним по проекту архитектора И.Г. Шамврицкого возвели павильон в античном духе.  

В начале 20-х годов сотрудники только что созданного Бальнеологического института во главе с Н. А Огильви начали вести бурение у подножья Внутреннего хребта. Разведка дала хороший результат – все три буровые скважины в 1925 году дали воду, по составу сходную с кисловодским нарзаном. Источники были названы Красноармейскими, поскольку располагались вдоль Красноармейского спуска. В 1927 были построены их бюветы. Сооружались они под руководством инженера-строителя К.И. Кампуса по проекту архитектора П.П. Еськова.  

Долгое время «Красноармейские нарзаны» были очень популярны у гостей и жителей Пятигорска. В начале 70-х годов, ввиду малого дебита источники перестали использовать, а в несущий их водоносный слой была пробурена новая скважина. Она дала в изобилии воду, получившую название «Красноармейская новая». Ее стали подавать в Питьевую галерею, открытую в 1972 году, где ее пьют и сегодня.  

В 1955 году семейство пятигорских нарзанов пополнилось горячим собратом, обнаруженным у западного подножья Машука. Одно время этот источник использовали для розлива минеральной воды «Машук». 

Еще один выход холодного нарзана, получивший наименование источник № 24, был обнаружен в непосредственной близости к знаменитому Провалу. Его бювет, сооруженный в 1962 году по проекту архитектора А.Б. Черепова, располагается прямо у входа в санаторий «Пятигорье». 

А какова судьба самого первого источника пятигорского нарзана? В 1963 году около санатория «Тарханы» построили бювет источника № 20. В него провели и воду Холодного нарзана из скважины, пробуренной уже в наши дни – несмотря на это источник сохранил свой почетный, Первый, номер. Как и прежде, он пользуется большой популярностью у пятигорчан и гостей курорта. А старый бювет Холодного нарзана в беседке-ротонде был закрыт. Теперь она – лишь архитектурное украшение курортного района. И напоминание об открытии инженера Эйхельмана, который сделал городу такой драгоценный подарок. 

Вадим Хачиков 

Заслуженный работник культуры  

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Пожалуйста, добавьте комментарий!
Пожалуйста, введите здесь Ваше имя